Форум » Анжелика, маркиза ангелов » Ваши любимые персонажи (кроме Анжелики) 2 » Ответить

Ваши любимые персонажи (кроме Анжелики) 2

ника1302: Я перечитывала Анжелику дважды, разумеется моя любимая героиня Анжелика и ее муж Граф де Пейрак, но если не считать главных героев, мне кажется будет каждому интересно выделить еще нескролько, чьи характеры им нравятся, когда я почитала книгу в первый раз, мне было всего 9 лет моим любимым персонажем стал Людовик – Король Солнца, но затем перечитав книгу через пару лет, мне очень понравился Колин Паттюрель (« Неукротимая Анжелика»), а из женских персонажей я бы выделила Атенаис де Монтеспан, не смотря на ее скорее всего отрицательную роль, она была очень ярким персонажем (тем более что это реальный персонаж), ну а в самом конце мне очень понравился Кантор де Пейрак, похоже у него судя покниге очень сильный и интересный характер он похож на свою мать. Хотя я пологая у других абсолютно другое мнение.

Ответов - 13

allitera: Nilufer пишет: Наверное я просто бешеный фанат. Скорее очарование заставляет закрыть глаза на недостатки.

Nilufer: allitera пишет: Скорее очарование заставляет закрыть глаза на недостатки. Возможно. А вот в книге Бенцони "Яд для королевы" вырисовывается не слишком приятный образ. Или скорее автор зачем-то концентрирует внимание на этих чертах. Может это далее будет иметь какое-то значение... Из того что пока прочла: Нужно сказать, что отношения между братом короля и парижской знатью были совершенно не похожи на отношения парижской знати и короля. Суть этой разницы можно было выразить в нескольких словах: столица почитала Людовика XIV и боялась его, а Филиппа Орлеанского столица любила. Может быть потому что и он любил Париж, он чувствовал себя в столице комфортно и вольготно, в то время как его венценосный брат давным-давно оставил все свои парижские дворцы и, кажется, даже не собирался в них возвращаться. Характер короля был мстительным, и он до конца своих дней не простил парижанам беспорядков Фронды, когда ему, тогда совсем еще юному, пришлось ощутить, как ненадежды опоры на которых держится трон. Он не забыл и не собирался забывать, с какой ненавистью столичные жители поносили его мать из-за кардинала Мазарини, не стесняясь в выражениях, потому что считали, что Мазарини делил с ней постель. К этим ядовитым воспоминаниям - а было их немало - с недавнего времени присоединилось еще и жалящее чувство ревности к младшему брату - недостойной тени великого короля. Желая выставить на всеобщее обозрение ничтожество Филиппа, Люовик отправил его во главе армии во Фландрию, воевать против опаснейшего противника, Вильгельма Оранского, штатгальтера Нидерландов. Имея в своем распоряжении армию в 20000 человек, принц должен был атаковать Сент-Омер, и его единственным советчиком был маршал Омьер, военачальник весьма средних способностей. Город был защищен из рук вон плохо и уже готов был сдаться французам: как вдруг до французского лагеря докатилась весть: Вильгельм Оранский лично спешит на помощь осажденному городу с армией в 30000 человек, собираясь в дороге соединиться со значительным отрядом испанцев. И тогда все, кто только участвовал в этой военной операции, стали свидетелями неожиданного,невообразимого преображения: хрупкий и женственный Филипп, изящная фигурка из фарфора, разгадав маневр штатгальтера и проявив незаурядное стратегическое мышление, которого никто в нем не мог и заподозрить, вскочил на коня и сам повел в яростную атаку свою мгновенно воодушевившуюся армию, готовый лицом к лицу встретиться с принцем Оранским. Это был поединок, достойный славных рыцарских времен. Филипп Орлеанский, как опытный военачальник и храбрый солдат, мгновенно перестраивал эскадроны, угадывая, где они могут дать слабину, и со шпагой в руке яростно бился во главе своей армии. Две пули едва не пробили его кирасу, его коня ранило, но он все таки сумел одержать неслыханную победу и, войдя в осажденный город, делал все возможное, чтобы предотвратить грабежи и оказывать помощь всем без исключения раненым - своим и чужим. А его царственный брат лично не одержал ни одной победы. И вместо того, чтобы отдать должное мужеству Филиппа, он его не простил. Зато Париж встретил Филиппа Орлеанского с триумфом: его военную доблесть сравнивали с доблестью Генриха IV, его деда. Эхо этого восторженного приема докатилось до короля, но совсем его не порадовало. И еще поведение во время визита в Сен-Клу -Конечно,дворец ему понравился, но он себя чувствовал здесь совсем не в своей тарелке. Его королевское величество не любит, когда кто-то превосходит его в роскоши. Прошлым летом, когда герцог, закончив все работы в Сен-Клу, пригласил своего брата посетить вновь отстроенный дворец, Его величество изволили оказать нам эту честь, но мы не удостоились ни единой похвалы. Только мне сир сказал несколько слов, осмотрев росписи большой галереи с 26 окнами. Над нею работал Миньяр, и король в первый раз увидел творение этого художника. Так вот, он с недовольным видом, поджав губы, процедил: " Мне бы очень хотелось, мадам, чтобы росписи моей галереи в Версале, были столь же прекрасны как эти". Все три дня, что он у нас пробыл, он даже не старался скрыть своего раздражения. В общем, мне кажется, автор не симпатизирует Луи.

allitera: Да уж, более чем. Притом весьма искусно пользуясь действительными событиями, но давая им совсем иной окрас и мотивацию. А порой и откровенно обманывая. Король не одержал ни одной победы, это притом, что он в армии с 15 лет.

Nilufer: allitera пишет: иной окрас и мотивацию Мотивации меня тоже "порадовали". Поставить на кон 20000 человек и уступить победу противнику, - и все ради того, чтобы показать ничтожество брата. Мелочно и в то же время так рисково. Автор на своей волне.

Ariadna: allitera пишет: Хотя он написал книгу про Луи, там скорее сборник анекдотов и интересных историй, чем исторический труд, но между тем все-таки какая-никакая но биография.. Да-да-да.. я эту книгу не осилила, хотя в библиотеке хранится. Там у Дюма почему-то больше текста получилось про то, что было ДО рождения Луи, чем после

allitera: Ariadna пишет: про то, что было ДО рождения Луи, чем после Ваша правда, но это легко объясняется тем, что Луи был популярен и про него не осталось достаточного кол-ва смешных анекдотов, то ли дело парочка Анна - Мазарини.

Ariadna: allitera пишет: парочка Анна - Мазарини. шутки на эту тему уже аскомину на языке образовали. Или это только у меня такая реакция?:) Такое ощущение, что всякий, кто пишет о том времени считает своим долгом смешать Анну Австрийскую с грязью.

allitera: Ariadna пишет: Такое ощущение, что всякий, кто пишет о том времени считает своим долгом смешать Анну Австрийскую с грязью. Это когда всякий пишет, то так и получается. Но внимание к этому аспекту понятен, ведь и в те времена это сильно обсуждалось, писались пасквили и т.п. Тем более, что "желтые" сенсации всегда вызывают почти нездоровый интерес общественности. Обвинение Мазарини в связи с королевой - еще цветочки. Вот то, что его обвиняли с содомии и притом в развращении молодого короля и позволял это себе близкий к королеве слуга - куда хуже.

Ariadna: allitera пишет: позволял это себе близкий к королеве слуга видимо, там еще Шеврезовское влияние. Да, а еще можно вспомнить Бретона, где он почти безапеляционно пишет, что Филя, брат Луи, однозначно сын Мазарини. Бретон тоже любитель анекдотов и утятины. Так что возникает вопрос...

allitera: Ariadna пишет: видимо, там еще Шеврезовское влияние. Скорее какая-то обида. Ведь сии приятные высказывания появились когда король был уже взрослым мужчиной. Бретон лишь использовал слухи но не он их породил. В конце концов, он же не современник событий.

Ariadna: allitera Как бы там ни было, Бретона читать намного легче, чем Дюма. Имхо, разумеется.

allitera: Ну пишет действительно легко, а вот Дюма, именно этим произведением незачитаешься. Хотя, я его так и не осилила, если честно. Уж очень долго не рождался Луи в его книге. То ли дело Блюш!

Olga: "Десять лет спустя" Дюма я прочитала незадолго до "Анжелики", король у Дюма мне очень понравился, постоянно перечитывала сцены с ним, благо их там много, не только любовные с Лиузой, но и те, что были о конфликте Фуке и Кольбера, с Дартаньяном, Атосом, Генриеттой. Знаю, что очень многие поклонники мушкетеров короля не любят из-за того что он якобы увел Лавальер у Рауля и из-за этого погиб Атос, но мне так не казалось. На мой взгляд, Дюма создал глубокий психологический портрет молодого короля, пусть он и отличается от образа Людовика в тех исторических работах, на которых мы теперь основываемся. Да и учитывая, что Дюма писал в 19 веке, не очень расположенном к монархии, уважаю автора за смелый взгляд. А вот "Век Людовика 14" у Дюма мне тоже не особо, мало полезной информации, если ты уже читал мушкетерскую трилогию, и информация подобрана неравномерно, мне хотелось почитать про 70-е годы, а у Дюма там одни анекдоты или очень скупо описано. В "Анжелике" король до сих пор один из любимых персонажей, на мой взгляд, у автора он получился очень удачным, живым и хорошо вписывающимся в образ подлинного Людовика, ну насколько мы можем о нем судить по историческим книгам.



полная версия страницы