Форум » Анжелика, маркиза ангелов » Все про третий том » Ответить

Все про третий том

Olga: Тут можно обсуждать то, что относится к Анжелике, Филиппу, королю и все, что вокруг них. Если это не подходит в другие темы.

Ответов - 66, стр: 1 2 3 4 5 All

Psihey: Olga пишет: О, нет! Котлеты лучше отдельно, а мухи отдельно! Душа плохо принимает фанфики про Филиппа, в которые пролазит Пейрак. Ха-ха. Да я и не представляю, о чем им говорить. Да и как Филипп, пусть и инкогнито, опуститься до бесед с пиратом. Olga пишет: Супер! Это очень интересно было бы. С удовольствием про такое бы почитала. Так, дальше мыслей и не пошло у меня)

Olga: Psihey пишет: Наверное, прискачи он как простой смертный, не видать Пейраку женушку еще лет дцать Ага. Psihey пишет: Королю вместо Трианонов нпдо было тоже переходить к делу. Дегре бы ему подсказал, но не по статусу. Да король до этого уже и без Дегре додумался. Понимает, что надо силой брать. Но слишком себя уважает. На тот момент, когда Анж еще при дворе. А вот вернись она после востока, тут я думаю он бы уже такие церемонии отбросил. У него тоже проходит свой путь переосмысления Анжелики и себя с ней. Psihey пишет: И если честно, то Монтрадура зачем она на живца брала? Не думала, как всё обернется? Если бы она не играла с ним, а была бы строга, то может он бы и не посмел. Полагаю, что да, вероятность, что не посмел была. Он принимает решение о штурме замка, именно когда вспоминает, как она его унизила и отвергла. Да и видел он в ней не благородную даму, хоть и опальную, а прошмандовку, которая бегает по ночам к врагам-гугенотам. В общем считала, что играет с королем, а оказалось - с Монтадуром. А вот беготня и бестолковое поведение перед нападением драгун - мне тут подумалось, а не подсознательное ли это желание, чтобы произошло что-то, что избавило бы ее от обещаний, данных под нажимом Молина королю?

Olga: Psihey пишет: Я когда первый раз читала, то после Рескатора подумала, что сейчас и Филиппа воскресят. Что он сам попросился у короля на спецзадание, а смерть инсценировали, потому что "женщины не умеют хранить секретов") Psihey пишет: Так, дальше мыслей и не пошло у меня) А идея хорошая! А когда Филиппу воскресать? Мне кажется, что во время / после мятежа, если стоит задача примирить его с Анж такой, какая она есть.


Psihey: А разве король не стал бы изображать оскорбленного мужчину? "Вы обманули наше доверие, мадам". Не знаю... С Монтрадуром - да. Король-то об этих играх и не догадывался. Да что Монтрадур, прислуга (тот же Ла-Виолетт) ее видела после любовных валяний с Патриархом, понятно, что дама - молодая вдова, но не до такого же доходить. Ехать каяться к королю она не хотела - я тоже так считаю. Даже раздумывала, что некому поднять восстание, Лозен в тюрьме. Всё понимаешь, кто-то за нее должен с королем повоевать.;)) Наверное, она понимала, что сдастся и искала, как бы этого избежать, какие преграды воздвигнуть за счет других (мужчин, конечно). Все-таки прав был Филя, когда под ядра бросился - не переделать природу

Psihey: Olga пишет: после мятежа Если бы он "воскрес" после мятежа, то, думаю, убил бы - ребенка потеряла, и замок родовой, и честное имя опорочила. И был бы прав.

Psihey: А если воскресать во время мятежа - то еще хлеще, она бы ему сказала - если вы меня любите, вперед, на штурм Бастилии. Король оскорбил меня письмом, я обнаружила в нем подтекст. И опять я прихожу к выводу - убил бы

Olga: Psihey пишет: А разве король не стал бы изображать оскорбленного мужчину? "Вы обманули наше доверие, мадам". Не знаю... Так он же ей прислал послание в духе "Вернись, я все прощу. Но любовницей моей будешь, это не обсуждается". Или считаете, что он ее сначал бы хорошенько помакал мордой в лужу? И когда залечил бы раненое самолюбие, то тогда бы изволил до себя возвысить? Psihey пишет: прислуга (тот же Ла-Виолетт) ее видела после любовных валяний с Патриархом, понятно, что дама - молодая вдова, но не до такого же доходить. Она после востока вообще решила, что своей сексуальностью может все проблемы решать, вертя мужчинами. История с Мориньером этим вообще мерзкая. Psihey пишет: Наверное, она понимала, что сдастся и искала, как бы этого избежать, какие преграды воздвигнуть за счет других (мужчин, конечно). Да, преграды строит. И на мятеж людей подбивает еще до резни в Плесси, и настраивает себя изо всех сил против короля. Только думаю, в глубине души понимала, что ехать скорее всего придется, но ущемленное самолюбие сыграло с ней злую шутку. Она получалась проигравшей королю по всем фронтам, как она там думает, что теперь "она больше не сможет гордо вскидывать свою головку". Psihey пишет: Все-таки прав был Филя, когда под ядра бросился - не переделать природу Но лучше "на спецзадание"!

Olga: Psihey пишет: Ведь и свита, как положено нарциссу, у нее всегда есть. И всё самое лучшее по праву ее. Да, именно так. Я хоть и не любительница Патюреля, но тут чего то о нем подумала, и поняла почему Анж в Сеуте фактически отказывается от него, ну то есть нормандец сам все правильно понял. Он был лучшим на этапе пустыни, но во Франции он уже не был самым лучшим, поэтому ей он не подходит. Остается только сетовать на такое общество, которое устроено так, что Патюрель в нем не самый лучший, а она Анж из-за этого снова одна. А вот зачем в Америке из ее истории с ним Анжелика в в своем сознании раздувает нечто грандиозное, это вопрос. Потребность в любовании собой снова после унижения мятежа и разборок с мужем на корабле? Ведь своим побегом из гарема она гордилась, и Патюрель ассоциировался с этим. Потому что, на мой взгляд, ничего особенного с Патюрелем в пустыне не было, но в Искушении вдруг откуда то "ах, у нас такое было, он столько для меня значит".

Olga: Psihey пишет: Если бы он "воскрес" после мятежа, то, думаю, убил бы - ребенка потеряла, и замок родовой, и честное имя опорочила. И был бы прав. Мог, вполне. Без суда и следствия. А если бы она выжила, как миледи?

Psihey: Olga, думаю, король так натерпелся от нее, что сначала бы показал, что с ним нельзя так - т.е. действительно, не в ее положении гордо вскидывать голову. А ей хотелось въехать триумфаторшей в Верспль. Это всё побег из гарема видимо сдвинул восприятие реальности. Для меня хуже всего как она подбивала своих людей на восстание. Ведь понимала же, что это окончится для всех гибелью, но надо показать королю на что способна его Багатель.

Psihey: Olga пишет: выжила, как миледи И отправилась бы дальше куролесить по миру двоемужницей, как миледи))

Psihey: История с Патюрелем и его ребенком для меня вообще загадка. Ну спас, ну какое-то удовольствие получила. Ну среди рабов он был лучшим - да. Но никакой безумной любви к нему у нее не было.

Olga: Psihey пишет: думаю, король так натерпелся от нее, что сначала бы показал, что с ним нельзя так - т.е. действительно, не в ее положении гордо вскидывать голову. А как он мог это показать? Да, заставил бы просить прощение на коленях на глазах всего двора. А еще что? В фанфиках, что я видела на эту тему, он или ограничивается некоторыми ограничениями по поведению при дворе, либо вообще ведет себя с ней дальше как ни в чем не бывало. Psihey пишет: А ей хотелось въехать триумфаторшей в Верспль. Конечно, именно так. Она и озлобленна была, что потеряла свои позиции. Король ее должен был с цветами в Марселе встречать. Но его письмо, то личное, ее вроде успокоило насчет этого. Она поняла, что он не будет ее унижать, если она придет к нему честно и открыто. Но вообще по мысли Голон на Анжелику хорошо действует переход от унижения к возвышению. Еще от опасности к спасению. Psihey пишет: Это всё побег из гарема видимо сдвинул восприятие реальности. Да, убеждена в этом. Psihey пишет: Для меня хуже всего как она подбивала своих людей на восстание. Ведь понимала же, что это окончится для всех гибелью, но надо показать королю на что способна его Багатель. Для меня это тоже ужасно. А людей она и правда не ценила, и даже цинично Молину об этом говорит, что мол человеческая жизнь ничего не стоит. Меня еще возмущает, что Голон прикрыла все это непотребство убийством ребенка. как фиговым листом. Я считаю, что даже если бы Шарлю-Анри удалось выжить, то шагсов на любовь матери он не имел. Она оставила бы его в Монтелу у брата и кинулась бы во все тяжкие. Он был крестником короля и сыном Филиппа. Шансы были только если бы был жив отец. И не оставила его Голон в живых поэтому, чтобы иметь возможность расписывать какая Анж прекрасная мать для Онорины, а с нелюбимым сыном картина была бы не такая распрекрасная. Psihey пишет: Но никакой безумной любви к нему у нее не было. Вот точно.

Psihey: Olga, как бы король мог показать еще? Не знаю, голоновский, на мой взгляд, не выдержал бы долго в строгости. Еще момент - если бы она вернулась и стала любовницей короля, то он вроде как победил - и этого-то ей не хотелось. А вот что означало бы для Анжелики ее победу? Король униженно идет на любые уступки и она вертит им, как хочет? Или он остается с носом? Да, я думаю, что она бы не взяла Шарля-Анри и в Америку, оставила бы во Франции - под предлогом "крестник короля/родовое имение и пр." Вообще с Востока она приехала с мыслью, забрать Фло и двинуть куда-то в свободную страну, в Америку - правильно помню? Но автору нужно было что-то, что позволило бы оставить младшего сына во Франции без угрызений совести героини. ! Может нам эти сообщения перенести в тему вроде "О серии романов"? Чтобы они здесь не затерялись?

Psihey: Вот что хотела написать. Раз Голоны (как считает наш историк из той статьи) стырили молодого маркиза дю Плесси-Бельера из битвы при Сент-Готарде, они, наверное, поначалу готовили ему такую же смерть (обернулся знаменем и был пронзен со всех сторон) - поэтому и Анжелика в Тулузе вышивает шарф для белокурого рыцаря, который поедет на войну и там его изрубят на кусочки. А потом почему-то передумали и дали ему смерть маршала Тюренна.



полная версия страницы