Форум » Творчество читателей » Пропущенная сцена после пари в Версале (Война в кружевах, Анжелика и Филипп) » Ответить

Пропущенная сцена после пари в Версале (Война в кружевах, Анжелика и Филипп)

Psihey: Глава 9 (новой версии) заканчивается пари между супругами дю Плесси на ступеньках Версаля. Маркиз ставит на то, что скоро жена по его милости окажется запертой в провинциальном монастыре, а мадам маркиза – на то, что муж влюбится в нее без памяти и подарит ей в знак своей капитуляции фамильное колье, придающее мужество. Между фразой: «Он (Филипп) оставил супругу и широкими шагами пошел из парка ко дворцу» и следующим абзацем, проходит ночь. Предполагаемые события этой ночи и будут изложены ниже. После ужина, когда Анжелика стояла в обществе маркиза де Лавальера и рассеяно слушала его любезности, к ней с поклоном подошел Ла-Виолетт, являя собою образец скромности, и передал записку от хозяина. В нескольких словах Филипп предлагал супруге вернуться на ночлег в его комнату. И хотя в послание отсутствовали извинения, Анжелика еле сдержала победную улыбку – удивительно, как действуют на придворных наказы короля! Прошло всего несколько часов после аудиенции, и вот она уже возвращается в супружескую спальню. Еще одна беседа об Ост-Индийской компании, и кто знает, возможно перед ней распахнутся и тяжелые ворота особняка на Фобур Сен-Антуан? Полная радужных надежд, маркиза дю Плесси велела Флипо срочно разыскать Жавотту, и отправилась в комнату к мужу. Остановившись перед знакомыми дверьми, на которых появилось знаменательное «для», Анжелика на секунду задержалась, собираясь с духом – как себя вести и что сказать Филиппу при встрече? Но ее волнение оказалось преждевременным – маркиз только что ушел на церемонию отхода короля ко сну. Что ж, будет время подготовиться. Отпустив Жавотту и оставшись одна, Анжелика расположилась в темноте алькова, и мысли ее вновь обратились к мужу. До сих пор они еще ни разу не делили вместе постель. Эта мысль заставляла ее трепетать, но и наполняла какой-то тайной надеждой. Как поведет себя Филипп? Стоит ли ей опасаться его? Заслышав шаги в коридоре, молодая женщина, не найдя лучшего решения, бросилась на подушки, сделав вид, что спит. Маркиз вошел в сопровождении камердинера и начал готовиться ко сну. Сквозь шелест одежды и всплески воды, она слышала их негромкий разговор, но никак не могла разобрать слов. Наконец, Филипп отдернул полог, и, помолчав, заметил: - Я же вижу, что Вы не спите. Незачем притворяться, мадам. Анжелика открыла глаза. Маркиз, сняв придворный наряд и парик, облачился в изящный шлафрок темно-синего цвета, необыкновенно идущий к нему. - Как Вы устроились? Надеюсь, Вы довольны? – невозмутимо поинтересовался он. Его кажущееся спокойствие насторожило ее больше, чем ожидаемый гнев. Означало ли это, что склоняясь перед королем, Филипп образумился, хоть и на время? Она заставила себя ответить ровным голосом: - Всё хорошо, благодарю Вас. Филипп рассеяно кивнул, холодно рассматривая ее, и уточнил так же бесстрастно: - Вы собираетесь быть завтра на охоте? - Да, собираюсь, – быстро ответила она, - непременно. - И, не удержавшись, прибавила, стараясь не выдать своего волнения, - король обещал мне - Вы позаботитесь, чтобы я была в хорошем расположении духа. - Безусловно. Именно это я только что засвидетельствовал Его Величеству, - заверил он ее, присев на край кровати, но что-то в голосе мужа заставило Анжелику усомниться в его благих намерениях. Филипп явно еле сдерживался. - Безусловно, позабочусь, - повторил он, - но Вы еще не представляете себе как. Урок Мольера не пошел Вам на пользу, как я вижу. А ведь я просил Вас слушать внимательно, мадам. Каково первое правило для женатых? И поскольку Анжелика, не отвечая, упрямо отвернулась, процитировал сам: Жене, что по закону, честно На ложе мужнее идет, Должно быть хорошо известно, Каков бы ни был обиход, Что муж, ее беря, лишь для себя берет. - Проще говоря, мадам, Вы находитесь здесь исключительно для моего удовольствия. - А мне кажется, Филипп, - отозвалась она, поворачиваясь, - что я нахожусь здесь для удовольствия Его Величества. Ведь его желания – для Вас закон, не так ли? – Вы обманываетесь в своих расчетах, мадам, - с раздражением возразил он. - Аудиенция у короля вскружила Вам голову. Вы уже решили, что выиграли весь турнир? Погодите, я тоже сделаю свой ход, но о нем никто не узнает. Я обещал, что отныне выучка будет происходить за закрытыми дверями? Так вот, сейчас Вам представится возможность убедиться, что я недаром стал Главным Ловчим. - Если Вы меня ударите, я закричу, - ледяным тоном предупредила она. - Я Вас не ударю, не бойтесь. Но я собираюсь исполнить свои супружеские обязанности, которые Вы вменили мне последним пунктом нашего брачного контракта. И намерен исполнять их так усердно, что завтра на охоте, если Вы туда отправитесь, Вы будете вспоминать обо мне каждое мгновение все шесть часов охоты или сколько нам потребуется, чтобы загнать оленя. - Гнев как всегда сделал его разговорчивым. – Как видите, моя дорогая, я пока не начал терять голову от любви к Вам. До Анжелики начала доходить вся суть, взлелеянного им замысла. Без сомнения, будучи дважды унижен, притом публично, маркиз не смирился, а ждал удобного случая, чтобы отомстить. И раз он был не в силах помешать ей явиться на королевскую охоту, то решил превратить для нее эту охоту в пытку. Неужели Филипп обдумывал свой коварный план весь вечер, обнимая ее, пока по его воле они разыгрывали перед королем спектакль под названием «Супруги дю Плесси пришли к согласию»? Подумать только, она в это время еще мечтала об их примирении! - Только троньте меня, и это услышит весь Версаль, - пообещала Анжелика, стараясь не терять самообладания. - Кричите, - разрешил он, и любезно уточнил. - Вам не хватило позора с пощечиной? Залившись краской от одного вспоминания об этой унизительной сцене, новоиспеченная придворная решила прибегнуть к последнему средству - испытанному и, как оказалось, весьма действенному. И очень спокойно сказала: - Филипп, если Вы не отступитесь, обещаю, что завтра же я всё расскажу Его Величеству. - Обязательно расскажите, - оживился он, как будто только этого и ждал. - Я настаиваю! - Настаиваете? – растерялась Анжелика. - Разумеется, – бросил маркиз, – но, задумайтесь, что именно Вы можете поведать королю при следующей аудиенции? Сколь долгой она бы не была. Что провели эту ночь в спальне супруга? И он честно выполнил свой долг, да еще и несколько раз подряд? Его Величеству останется только поздравить Вас с этим! - Я скажу, что Вы причиняете мне боль, - не сдавалась Анжелика. - Я Вас не бью. Разве я Вас ударил? - Но Вы собираетесь меня изнасиловать! - Да неужели? И как я должен исполнять обязанности супруга, если Вы сами противитесь мне? Вы уж определитесь, мадам. - Вы – дьявол, Филипп! Настоящий дьявол! - Я это уже слышал. Вы рискуете наскучить мне, мадам. Придумайте что-нибудь новое. - Я, правда, Вас ненавижу! Всем сердцем, - процедила она. - Я Вас тоже ненавижу. Какое редкое единение в нашей семье. Но довольно слов, - проговорил он, сбрасывая шлафрок, - К делу! Снимайте сорочку, мадам. - Вы не погасите ночник? - Я не вижу в этом необходимости. Боясь, что муж причинит ей боль, если она попробует оттолкнуть его, Анжелика смирилась и позволила стянуть с себя рубашку. Она решилась стойко перетерпеть унизительные объятия, к которым маркиз принуждал ее. Презрительно поджав губы, молодая женщина уже собралась опустить веки, чтобы отгородиться от наглой усмешки, но в этот момент ее взгляд невольно скользнул по его великолепному телу, и залюбовавшись, она не смогла отвести глаз. Ни в их брачную ночь в Плесси, ни в монастырской келье, она еще не видела Филиппа полностью обнаженным. Сейчас же в мягком свете ночника, он предстал перед ней в своей сокрушительной мужественной красоте. Словно мраморный Аполлон, с которым она «вела галантную беседу» в галерее обрел плоть и кровь и покинул свой пост, чтобы соединиться с ней. Анжелика вспыхнула от нахлынувших на нее чувств и отвела взгляд. Как сказал Дегре: "Судя по тому, как сложен Ваш прекрасный кузен, у него есть всё, чтобы сделать женщину счастливой". Но, увы, Филипп совершенно не хотел делать кого-либо счастливым! Нарочито грубо пользуясь женщиной словно вещью, он довольствовался малым, чтобы побыстрее утолить свой голод. Как это не вязалось с изяществом его манер и утонченным вкусом во всем, от выдержки вина до тонкости кружевных манжет. Это просто преступление перед Природой, породившей такую красоту, - возмущенно думала Анжелика. - Если он сам не желает приложить хоть малейшие усилия, чтобы вызвать ответную нежность в любовнице, то мог бы хотя бы благосклонно принимать ее ласки. Возможно, он приберегает свою нежность для любовников, - вспомнилось ей дерзкое предположение Мари-Аньес. Неужели всё дело в этом? Анжелика вернулась к реальности, болезненно поморщившись от слишком сильного напора мужа в последние мгновения, предшествующие его триумфу. Наконец, всё было кончено. - Вот, видите, - удовлетворенно протянул Филипп, блаженно вытянувшись рядом с ней и облокотившись на подушку, - какой Вы стали умницей. Смирной и покорной, - в его голосе звучала издевка. – Я обещал Вам, что так и будет. Передохните немного, потом продолжим. - Вы будете терзать меня всю ночь? - Послушание должно быть вознаграждено – это один из принципов выучки. Не всю ночь, половину. Скажем, раза три Вас устроит, мадам маркиза? Или хотите еще разочек под утро? Мне самому нужно отдохнуть. Завтра тяжелый день. - Будьте Вы прокляты, - устало отозвалась она. - Всё это пустяки, моя дорогая, сущие пустяки. Вы можете ругать меня, сколько угодно. Я уже говорил Вам в монастыре. Кстати, как Вы оттуда выбрались? Анжелика не удостоила его ответом. - Я задал Вам вопрос, - напомнил он, и поскольку молодая женщина упорно молчала, пригрозил, - Когда я спрашиваю, Вы должны отвечать. Я всё равно узнаю. Она хмыкнула, показывая, что ей это безразлично, - Делайте, что хотите. - Снова дерзите мне? Стало быть, набрались сил? Что ж, вернемся к нашим утехам. Филипп всерьез вознамерился ей мстить. Не так-то просто будет усыпить его злобу, - с досадой подумала Анжелика, - но, возможно, ей следовало попробовать быть с ним более обходительной? Молодая женщина остановила мужа, упершись рукой ему в грудь: - Хорошо, маркиз, хорошо, стойте. Давайте заключим сделку. Чего Вы хотите, чтобы оставить меня в покое? - Вот, Вы и пошли на попятную, – усмехнулся он, - как быстро! Я говорил Вам утром – я хочу, чтобы Вы покинули Версаль и вернулись в Париж. И я оставлю Вас в покое, даю слово. - Ни за что! Я должна быть завтра на охоте. Я поклялась королю! – запротестовала Анжелика. - В таком случае, мы будем продолжать. - заключил он. - Вы еще сами запроситесь у меня в Париж! - Слушайте мой приказ, - усмехнулся он, довольный своей шутке, - подготовиться к обороне! Занять исходную позицию! - и он потянул ее за колено. - Давайте, мадам! Смелее! Враг не ждет. Еще, мадам, еще. Как ненавистен ей был этот насмешливый, торжествующий голос! Маркиз наклонился к ней, к самому лицу, и все так же тихо, но уже серьезно, проговорил. – Прекрасно. А теперь договоримся. Стены здесь тонкие, а нам нужны свидетели нашей супружеской встречи. Вас видели, но этого мало. Добавим немного стонов для наших бдительных соседей. Пары раз будет достаточно. Не беспокойтесь, я Вам поспособствую. И еще, - он, взял ее за подбородок и повернул к себе, - я хочу, чтобы Вы смотрели мне прямо в глаза, как смотрели в театре. - И поскольку она молчала, с ненавистью глядя на него, заключил, - значит, договорились. Анжелика не знала, что ей делать. Попытайтесь воздействовать на его чувства, - посоветовал ей Молин. Как можно воззвать к чувствам человека, у которого их нет? Филипп хотел не просто овладеть ее телом, он желал подчинить ее душу – сломив волю, заставить склониться перед ним. Этого она не могла допустить. - Нет, не договорились, - неожиданно жестко сказала она, - этого удовольствия я Вам не доставлю. - О! Вы снова подняли голову? Ошибаетесь, дорогая, - раздраженно возразил он, - доставите, еще как доставите. - Вы не услышите ни звука. Я Вам не гончая, которую учат подавать голос. - Не вижу особой разницы. Вас я тоже выучу. Я всегда добиваюсь своего! - Только не со мной! Я не буду лизать Вам руки! - Будете! - Ни за что! Филипп занес ладонь для удара, но усилием воли остановил себя, сжав пальцы в кулак. - Нет! Вы сами сделаете всё, что я хочу. – И он грубо схватил ее в объятия. Вожделение, которое вызывала в нем эта женщина, подстегнутое злостью от словесной перепалки, заставило Филиппа броситься на приступ без промедления. Анжелика инстинктивно сжалась, не желая подчиниться ему. Каждая атака заставляла ее вздрагивать, но она упрямо стискивала губы, не позволяя стонам сорваться с них. Столкнувшись с ее немым сопротивлением, вновь и вновь штурмуя, и не достигая желаемого, он дошел до неистовства, граничившего с отчаянием. Неповиновение на ее лице заставило его удвоить усилия. Он недоумевал. Что за упорство в этом маленьком теле? Должна же она, наконец, сдаться! Их взгляды встретились. В ее глазах стояли слезы. Это не были слезы расчетливой кокетки, коварно вовлекшей в свою игру короля. Она смотрела на него строгим и искренним взором, полным скорби. Как на старинных образах. Поруганная красота библейской Мадонны. Филипп не мог вынести этого взгляда. Месть потеряла для него всякую сладость. Благородство не позволяло ему продолжать, а гордость не давала отступить. Борясь сам с собою, он не выдержал и воскликнул: - Ну же! … Кричите! … Черт возьми! ... Давайте! И Анжелика вскрикнула. Филипп облегченно выдохнул и отпустил ее: - Упрямая, как мул! - выругался он. Анжелика испытывала детское желание заплакать, не понимая, что в этом поединке своеволий она почти одержала верх. Нет, - твердила она самой себе, - моих слез он не увидит. Нельзя продолжать позволять ему унижать себя, лучше провести остаток ночи на ступеньках дворца. И она резко села, начав одеваться. - Куда это Вы собрались? Молодая женщина упрямо не отвечала. - Я Вас не отпускаю. Не хватало еще, чтобы кто-то увидел Вас, бродящей по ночному Версалю, словно приведение. Маркиз схватил ее за локоть, и опрокинул обратно на постель, когда она попыталась встать. - Вы меня слышали? – строго спросил он, и внезапно пробормотал, - у Вас кровь на рубашке. На мгновение у Анжелики перехватило дыхание: - Подайте свечу, - попросила она, и когда Филипп передал ей подсвечник, потребовала, - и отвернитесь! - Да я уже насмотрелся на Вас голую. - Это другое! Отвернитесь! Все-таки он послушался. - Почему Вы не сказали, что у Вас женские дни? - У меня их нет. Просто Вы – зверь, Филипп. Помолчав, он спросил, - позвать Вашу служанку? - Она юная девочка. Что она может понимать в этом? - Тогда приложите платок и полежите спокойно, - предложил он, и, не поворачиваясь, протянул ей свой. Крови было всего с пару капель, но Анжелика все же последовала его совету, и легла, укрывшись. Обида сжимала ее горло, и она продолжала молчать, не желая успокаивать мужа. - Вы сами виноваты, - вновь заговорил Филипп, - для чего Вы так отчаянно сопротивлялись мне? – и, не получив ответа, обернулся: - Ну-ка, покажитесь. - Не смейте! Филипп тяжело вздохнул. - Черт с Вами, - отступился он, и задул свечу, - Я больше не трону Вас сегодня. … Если Вам станет хуже, разбудите меня. Слышите? Маркиз повернулся к ней спиной, но Анжелика чувствовала, что он не спит. Возможно, его гложет чувство вины? Или он просто не привык делить с кем-то постель? Во всяком случае, муж оставил ее в покое. Молодая женщина тихо лежала, прислушиваясь к своему телу. Первый испуг прошел, и теперь, не обнаружив тревожных признаков, она успокоилась и размышляла о случившемся. Она могла потерять ребенка. С мрачным наслаждением Анжелика представила себе лицо Филиппа, узнавшего, что по его собственной вине он только что лишился наследника. Расстроилась бы она сама, случись у нее выкидыш? Этот ребенок был некстати – еще один предлог для мужа, чтобы запереть ее дома, не пустив ко Двору. Случайность чуть было не освободила ее от необходимости родить ребенка мужчине, который не только не любит ее, но и поклялся мучить, пока не доведет до богадельни. Почему же Небеса решили иначе? Все же, устыдившись своих мыслей, она решила, что любая зародившаяся душа достойна жизни. Платок Филиппа словно жег ей кожу. Коснувшись пальцами батистовой ткани с вышитым вензелем, она против воли мысленно перенеслась в темную залу Монтелу, как сейчас видя себя дрожащей от холода, униженной и восхищенной старшим кузеном. В тот вечер, - думала она, - из-за тебя я превратилась в девушку. Это обстоятельство сильно смущало ее в последствие, но и странно связывало их. Анжелика открыла глаза и бросила взгляд на мужа. По его ровному дыханию, она с грустью поняла, что Филипп крепко спит. Ей казалось, что она так и не сомкнет глаз, но сама не заметив как, провалилась в сон. Ее разбудил голос маркиза. Еще без перевязи, но как всегда элегантный и невозмутимый, благоухающий жасмином, он склонился к ней, небрежно опершись о кровать коленом. - Просыпайтесь, мадам! Уже утро. Королева скоро выйдет к мессе, Вы как раз успеете одеться, – и, добавил, окинув ее взглядом, - Живы? - Как видите. - Я сообщу Его Величеству, что Вы плохо себя чувствуете. Уверен, он поймет. - Нет! Даже не думайте! Я поеду на охоту, - запротестовала Анжелика. - Это неблагоразумно, мадам, - попытался возразить он. - Ну и пусть. А я все равно поеду! Филипп смерил ее гневным взглядом: - Упрямая, как мул, - повторил он в раздражении, и вышел из комнаты. *** На этот раз королевская охота удалась - великолепный олень с десятью отростками на рогах был принесен в жертву. Людовик XIV остался доволен. Маркиза дю Плесси предусмотрительно показавшись на глаза королю в начале охоты и получив в награду благосклонный кивок Его Величества, смешалась с пестрой толпой придворных, стараясь по возможности не отставать, но и не держаться любой ценой на первой линии гона. В результате такого хитрого маневра, она даже не успела всерьез намучиться. К полудню всё было кончено. Филипп не подъезжал к ней близко, но несколько раз Анжелика ловила на себе его испытывающие взгляды. На удивление, в них не было торжества. Отвернувшись, молодая женщина гордо тряхнула головой. Победа осталась за ней - она все-таки выдержала эту охоту. После церемонии раздела добычи, Двор по обыкновению отправился в Сен-Жермен, а Анжелике не оставалось ничего другого, как найти наемный фиакр, чтобы вернуться в Париж. В качестве иллюстраций:

Ответов - 147, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Psihey: Xena пишет: Psihey пишет:  quote: И по идее он должен был ответить на эту аудиенцию жены с королем - они же считали, кто в каком круге выиграл, и был его ход А что за ход предлагаете? Xena, вот Вам интрига. Вполне в духе первых глав "Войны в кружевах". Там, где <...>, там секс (дважды), который я описывать словами не умею - Ваш выход . Еще есть концовка, хулиганская, даже не знаю, выкладывать или нет

Psihey: Xena пишет: Божественная комедия:))) Ну, его же в Пикардию ушлют))) Будет время остыть обоим. Xena пишет: Ну и описания секса. Секс - на Вас)) Оба раза, где <...>. Договорились?)) Xena пишет: Хулиганскую концовку тоже давайте! Дам,обещаю, но завтра. Допишу еще, хотя и короткая.

Psihey: Xena пишет: Могу еще Анж эмоций добавить, что не понравится уберите) договорились) Xena пишет: И начало надо ведь? да, начало надо, про то, как расположилась. Xena пишет: и на фикбук можно тащить? только, когда здесь закончим полностью! и поглядим, не слишком ли хулиганская концовка.


Psihey: Xena, да, можно подумать, куда добавить. Я пока повторяющиеся слова убрала - 4 раза подряд было "собираюсь" и пр. Сейчас концовку выложу.

Psihey: Дописала в пост концовку. Чур, тапками не кидать

Psihey: Xena пишет: такая бедная жертва Никакая она не бедная, а упрямая. Xena пишет: Скорее она бы злилась на себя за то, что ей нравится человек, который так с ней обращается Так и пусть злится, хоть оба раза, там где <...> Xena пишет: С таким сразу на сохранение кладут Это 17 век, тут что к житью - то к житью. После родов на балу некоторые танцевали. У Пипса описывается как на балу у Карла II у одной дамы случился выкидыш. Плод быстро унесли, и никто не понял, кто виновница - вот это самообладание! И это не роман, а реалии придворной жизни 17 века. Вообще, пара капель после жесткого секса (или если дама не готова) - это так называемые банальные причины - т.е. не связанные с патологией и не требующие никакого лечения. Полно статей об этом. Зачем же сразу какие-то ужасы предрекать? Xena пишет: Или он ей в других местах чего повредил? Ужасти какие! Нет, конечно

Olga: Xena пишет: Кровь это штука опасная и скорее не кровь, а кровянистые выделения, а не капли. С таким сразу на сохранение кладут, а после охоты она бы точно ребенка потеряла. Кровь тут лишняя по всем фронтам:( Не, кровь тут самый гвоздь, выкидывать нельзя. И сравнение со сценой в Монтелу, где нее эти дела первый раз пошли из-за потрясения от Филиппа, на этом именно построено. Бывает при беременности месячные не сразу прекращаются. Xena пишет: Или он ей в других местах чего повредил? Предлагаете им сексом по итальянски заняться, чтобы Анж в седле вообще сидеть не могла?

Psihey: Olga пишет: Сцена просто здоровская Ух, отлегло) В другой теме написала Вам (не увидела здесь сразу), что чувствую себя местным Жилем де Ре))

Psihey: Olga пишет: Филиппа так просто не заставит сложить руки даже приказ короля Конечно! Он весь вечер думал, что же делать? Жена-то торжествует

Psihey: Olga пишет: на этом именно построено Да, на этих параллелях. Ну и с точки зрения физиологии - шейка в это время чувствительна, легко травмируется. А по обывательски это, как я уже писала, называется простым словом перестарались, из-за чего никто не госпитализируется.

Olga: Psihey пишет: Ух, отлегло) В другой теме написала Вам (не увидела здесь сразу), что чувствую себя местным Жилем де Ре)) Нет, вот если бы вы написали про то, как Анж волк съел, как в песенке, тог7да повод для волнения бы был, а так дело житейское, но для Анж символичное, учитывая подростковый обморок в Монтелу из-за Филиппа. А про способ мучения жены, который придумал Филипп - просто замечательный! На следующий день король предлагает Анжелике присесть, она стоит, король: садитесь, пожалуйста. Анжелика: спасибо, я постою. Соседи по комнате: Сир, а она не может. Ха-ха-ха. Короче, сцена на манер концовки "Кавказской пленницы".

Psihey: Olga, ее спасло отсутствие права на табурет;)) Здесь нужен смайлик "под столом"

Psihey: Olga, я тут подумала, что-то не рассчитал маршал с предложением позвать лекаря - это же завтра весь Двор бы судачил. Посильнее скандала с ковриком вышло бы)) Ну или оставить и списать на то, что с перепугу или был уверен, что она откажется?

Olga: Psihey пишет: что-то не рассчитал маршал с предложением позвать лекаря - это же завтра весь Двор бы судачил. Посильнее скандала с ковриком вышло бы)) Может быть и многовато заботы. Про беременность то он пока не знает. Может быть и на данном этапе отношений уместнее бы было показать, что Филипп обеспокоился (все-таки и синяк на шее от лапищ слуги его не обрадовал, да и после брачной ночи ему было стыдно), но ограничился вопросом, не позвать ли к ней ее служанку. Или просто обеспокоенным взглядом и фразой, которая с одной стороны показывала бы его беспокойство, но прикрыто бы это было насмешливостью.

Psihey: Olga, ну да, может вместо лекаря служанку... Но и конструктивное решение вопроса - платок - оставить. Он же маршал, он не вздыхает, а принимает решения. П.С. перечитала всю сцену и вспомнила анекдот про - я, конечно, не доктор, но посмотреть могу

Psihey: Psihey пишет: весь Двор бы судачил И король утром - Плесси! Куда же Вы так рьяно?!

Olga: Psihey пишет: перечитала всю сцену и вспомнила анекдот про - я, конечно, не доктор, но посмотреть могу Ага. И Филипп хоть и не доктор, но роды у собак то принимал, может он и в других гинекологических делах спец, кто его знает. Увидел кровь и "мадам, ложитесь, я посмотрю. Вау, да вы в курсе, что у вас двухмесячная беременность!"

Psihey: Olga,

Psihey: Xena пишет: Просто со стороны как будет смотреться? Люди могут подумать Так люди-то откуда узнают? Никто же им не расскажет! Лекарь же на сцене не появляется. Это мы с Ольгой просто прикалывались про "Кавказскую пленницу". Или под людьми Ла-Виолетт подразумевается? Так, он, во-первых, знает, когда надо молчать, иначе он бы столько лет у маршала не прослужил, а во-вторых, он и не такое видел, за время этой службы - Голон нам дает это понять. Xena пишет: а к тому что так и выкидывали. И часто:))) Было дело. А кто повыносливей, тот замечательно донашивал. Наша дама всегда описывалась как обладательница прекрасного здоровья, даже в обмороки почти не падала.

Psihey: Xena, посмотрите, я там дописала перед вторыми <...>, чтобы понятней было и еще, где .... наверное, допишу пару строчек. А вот обе сцены секса, где <...> - остаются.

Psihey: Xena пишет: Я в смысле читателя, нужно атмосферу комедии нравов выдержать:)) Или у нас комедия положения? Но главное не трагедия и не кинк Я вообще не знаю, что такое кинк;) Я пишу как чувствую, так чтобы это было в логике романа. А, учитывая сцену в Монтелу, брачную ночь и монастырь - это вполне в логике. Сейчас пересмотрела сцены после монастыря, и Ольга права - слишком уж у меня он много заботиться о ней. А ведь его дважды публично унизили и заставили мириться с женой, плюс она уже на фамильное ожерелье зарится. Он на взводе должен быть. Посему лекаря на фиг убрала - еще такого скандала ему не хватало. Оставила служанку и платок - сухо и по делу.

Psihey: Xena пишет: Тогда не пятнышки крови, Ну вот из первой же статьи в гугле: Еще одной банальной причиной появления крови после полового акта является чрезмерная активность партнера, жесткий секс. Без всяких заболеваний.

Psihey: Не туда приписала) Xena, Ксения, Вы только давайте без розовых слонов и пр. , а то у нас 2 дня назад только монастырь был, чтобы всё соответствовало сюжету!

Psihey: Xena пишет: иногда хад Ну вот, я опять не знаю, что это такое, но предполагаю, что от английского, типа человек с тяжелым характером? Тут и гугл бессилен мне помочь.

Psihey: Xena пишет: Он самый, с тяжелым и вредным характером:))) Методом исключения. Я все жду, когда меня подловят на цитировании "Шерлока", уже 3я цитата пошла) Постмодернизм - он такой

Psihey: Psihey пишет: Я все жду, когда меня подловят на цитировании "Шерлока", уже 3я цитата пошла) Постмодернизм - он такой Да уж, в письме Ламюльера и Лете цитаты были из Достоевского и раннего Акунина, а сейчас "Шерлок" вход пошел, мельчаю)

Psihey: Xena пишет: В фанфике? да, конечно! в этом самом

Psihey: В современной культуре при цитировании важна не сама фраза, а скорее контекст, отсылка к контексту. в этом тексте: первая - Я настаиваю! (и тот же контекст) вторая - знаменитое Twice - цитируется контекст (но он и она меняются местами). Как говорится - всё украдено до нас)

Psihey: Xena пишет: как раз не наказуемо и даже дурным тоном не считается Xena, я вас обожаю) В этом вся соль современной культуры (литературы и пр.) - нет ничего нового, все новое - это игра в цитаты. Вот и я играю словами, цитатами и идеями. Это забавно. Т.е. я не просто не боюсь, что цитаты найдут, а, напротив, была бы рада, если бы цитаты обнаружились.

Psihey: Xena пишет: Слова бьют хлестко. Надо ли пересыпать эмоциями и описаниями? Но Вы же взялись сцены с сексом дописывать - там-то героям не до слов.

Psihey: Xena пишет: Я к тому, чтобы эту конкретику про пару капель убрать. Выражение "с пару капель" - это образное выражение, а не конкретика. Кровь здесь срифмована с кровью в Монтелу. В этом вся соль (или гвоздь, как написала Ольга). У нас же фан-фик на любовный роман, а не статья в женском журнале в разделе "наше здоровье"!

Olga: Xena, Так она в обморок в Монтелу упала, потому что месячные у нее пошли. Вот и кровь.

Psihey: Так, я переписала текст, чтобы все нити сошлись и чувства стали более понятными (плюс поправила повторяющиеся слова). Начало и концовку допишу, заимствуя текст романа. Остаются только 2 отрывка про секс. Как теперь?

Psihey: Olga пишет: Xena, Так она в обморок в Монтелу упала, потому что месячные у нее пошли. Вот и кровь. В романе это шло прямым текстом - мать-баронесса ей всё объяснила. Плюс потом в других томах она о причине своих первых месячных вспоминает. Вообще не понимаю, о чем тут еще рассуждать.

Olga: Xena пишет: У Голон да, много повторяющихся ситуаций, но у нее почти четко прописаны аллюзии. Да, много ситуаций повторов или перевертышей. Насчет отрывка. Раз это пропущенная сцена, то меня немного смущает момент в коровнике, где Анж. решила первый раз не сопротивляться, попробовать получить удовольствие, и Филипп обратил на это внимание. То есть до этого она всегда отбивалась от него. Мне виделось, что и тут так должно быть, через сопротивление. И гордость не дала бы ей просто лежать, смирившись с неизбежным.

Psihey: Xena, у нас получается 2 разных фан-фика, в двух разных стилях;)) Это же должно попадать в стиль Голон, даже слова и обороты берутся из других глав. А Голон никогда не пишет такими откровенными, даже физиологическими подробностями. У нее все полунамеками. Это просто не ее язык. На самом деле, слово "раскройтесь" - уже через чур и не канон, я даже ищу, на что это заменить.

Olga: Xena пишет: В монастыре лежала же. А по атмосфере описанного там кажется, что противилась. Но вам, авторам, конечно виднее, какие тут должны быть отношения у героев.

Psihey: Olga пишет: де Анж. решила первый раз не сопротивляться, попробовать получить удовольствие, и Филипп обратил на это внимание Да, я вижу это так: в монастыре она принимает супружеский долг как наказание, и не сопротивляется, так как воспоминание о брачной ночи еще слишком свежи. Но, как мы помним, уже думает о том, что в его объятиях сложно читать молитвы. В первой сцене должно быть что-то похожее, а потом, действительно, гордость должна взыграть в ней, а он не хочет уступать со своей стороны - вот результат. В коровнике же она уже решает, что любит его и раз он по-другому не хочет/не может, то пусть любит так, а она подстроится.

Psihey: Olga пишет: А по атмосфере описанного там кажется, что противилась Скажем так - она не расслабилась, поэтому ей и было больно. И что называется "кривила мордочку", т.е. да - сопротивлялась - согласна, но сопротивлялась пассивно.

Olga: С другой стороны, Анж же мечтала про Филиппа вот чисто по плотски. И если бы он к ней проявил какое-то хоть подобие внимания мужа к жене, может она бы и не прочь была. Одно дело - запереть в монастыре, другое - я вас замучаю супружеским долгом.

Psihey: Короче, с этим текстом у меня пока творческий кризис :( Пока переключусь на мальчишку, может там пойдет..

Psihey: Xena, а Вы куда свои сообщения дели? Только увидела. Ладно, я пока иссякла, но Вы-то куда? Да и у меня, может потом дело сдвинется (хотя пооучиться не могу, конечно).

Xena: Я просто не совсем вас поняла. Вы предложили мне вместе поработать над фанфиком. Я уже несколько лет пишу в соавторстве и могу сказать что это только равноправный диалог, по-другому никак. Мы берем идею и обсуждаем ее до самых мелких деталей, вместе работаем с матчастью, делимся впечатлениями. Во мне например это поддерживает вдохновение и желание писать. А вот там, где "Боливар не вынесет двоих" , там да, нет смысла в соавторстве и в обсуждениях. Автор выкладывает готовую работу/часть, поставив финальную точку. Я выложила этот отрывок не за тем, чтобы вы безоговорочно приняли его. Да, стили разные, что-то не подходит, что-то не нравится, что-то не соответствует заявленному образу / идее (опять же, был бы диалог...). Я это понимаю. Но я ждала хотя бы ответную реакцию, что мы это как-то совместно обсудим, а не так: - "нет-нет, это мы брать не будем, пожалуйста унесите". Со стилем тоже можно поработать, чтобы он не выбивался из канвы. Если бы вы мне бросили конец веревочки, я бы его поймала, потому что мне нравится что и как вы пишите. Вы предлагаете одно, а на деле выходит совсем другое. Я не вижу диалога, не вижу как к вам подступиться. Большую часть времени вы мои посты игнорируете, на контрасте с Ольгой это хорошо заметно. Я думала, что недопонимание можно преодолеть, но видимо не судьба, поэтому перехожу в разряд "немых" читателей. Удачи в дальнейшем творчестве.

Psihey: Xena, я вас ни в коем случае обидеть не хотела. Просто неожиданность какая-то. Но раз обиделись - извините. Если я на какой-то коммент не отвечаю, значит сейчас я просто не знаю, что на него ответить. Если нет у меня пока "веревочек", что я вам брошу? Никогда не считала, кому и сколько отвечаю, даже не задумывалась об этом раньше...

Psihey: Предлагаю эту темку вообще прикрыть, раз такие страсти разгорелись из-за безделицы. или Безделицы.

Olga: Psihey пишет: такие страсти разгорелись из-за безделицы. или Безделицы. Ой, это точно! Я вчера "Мятежницу" читала, так ночью плохо спала, а утром у себя первый седой волос обнаружила. Вот такие вот страсти. Xena, тоже очень прошу не обижаться и не расстраиваться. Ну не получилось видимо творческое сотрудничество, что ж, бывает, не со всеми выходит. Не всегда видения ситуаций и образов у разных людей можно привести к одному знаменателю, да и всегда ли это нужно. Не растрачивайте силы зря на расстройство , предполагаю, вам еще нужно будет выдержать оборону по поводу треугольника Анж/Пейрак/Филипп в Огнях, так что силы понадобятся.

Psihey: Olga пишет: Я вчера "Мятежницу" читала, так ночью плохо спала, а утром у себя первый седой волос обнаружила. Вот такие вот страсти Безделица - она такая) Ольга, вы прямо разрядили накал страстей, спасибо П.С. Седой волос вырвать на фиг)

Olga: Psihey пишет: Седой волос вырвать на фиг) Естественно. Я же не Анж, сединой щеголять.

Psihey: Olga пишет: Я же не Анж, сединой щеголять.

Xena: Да я не обижаюсь. Просто вот опять же, я же не знаю, что человек по ту сторону монитора думает, чувствует и пр. Как он видит ситуацию. Olga пишет: Не всегда видения ситуаций и образов у разных людей можно привести к одному знаменателю, да и всегда ли это нужно. Так я на примере знаю такие ситуации. Бывает разное видение, это бесспорно. Но чтобы понять что так, а что не так, нужен диалог, а его попросту не было. Psihey пишет: Предлагаю эту темку вообще прикрыть, раз такие страсти разгорелись из-за безделицы. или Безделицы. А чем тема виновата? Хорошая тема и фанфик хороший. Можно взять какую-нибудь сцену Голон, перефразировать и вставить. Но вот опять совет, а нужен ли он? Когда вы начали отрывки выкладывать на общее обозрение, я думала вы хотите обсудить их с поклонниками пейринга и форумчанами. Я была не права? Psihey , я тоже не хочу никого обидеть. Наоборот, я пришла на форум вас поддержать как читатель и поклонник вашего творчества, когда вы начали выкладывать новые отрывки. А получилось наоборот - я способствую нагнетанию обстановки. Жаль, я ведь этого совсем не хотела. С сообщениями - действительно импульсивно действовала. В какой-то момент просто накипело. Olga пишет: Ой, это точно! Я вчера "Мятежницу" читала, так ночью плохо спала, а утром у себя первый седой волос обнаружила. Вот такие вот страсти. Ой, я такие страсти не могу читать. У меня даже в фанфике ни на одного ребетенка рука не поднимается. Хотя иногда думаешь, с точки зрения реализма...эхх! Olga пишет: предполагаю, вам еще нужно будет выдержать оборону по поводу треугольника Анж/Пейрак/Филипп в Огнях, так что силы понадобятся. Да

Xena: Olga пишет: Естественно. Я же не Анж, сединой щеголять. А у меня много седых волос, но красить пока не хочу. Psihey пишет: вы прямо разрядили накал страстей, спасибо Нет страстей:) Я просто слишком прямолинейна иногда бываю. А фанфик ни в чем не виноват, не забрасывайте!

Psihey: Ох, нет, такие страсти не по мне. Я пока переключусь на дневничок адъютанта, он страстей не вызывает, там всё чинно, благородно, по-старому;) И чтобы закрыть тему седых волос, скажу, что есть у меня один, но я за ним "бдю" и сразу изничтожаю))

Olga: Xena пишет: Ой, я такие страсти не могу читать. У меня даже в фанфике ни на одного ребетенка рука не поднимается. Хотя иногда думаешь, с точки зрения реализма...эхх! По мне Голон перегнула палку. Для того, чтобы воспитать из Анж типа хорошую мать, и прикрыть фиговым листок ее мятеж, понадобилось сына Филиппа убивать! Это самый тяжелый момент в пятом томе.

Psihey: Так, кое-что дописалось по поводу сопротивления - поединок своеволий) Как это у Цветаевой? И все-таки — что ж это было? Чего так хочется и жаль? Так и не знаю: победила ль? Побеждена ль?

Psihey: Есть, конечно, некоторое отступление от канона - в мыслях Анжелика обращается к Филиппу на "ты". Там, где обдумывает случившееся. Снова Цветаева очень в тему: Все передумываю снова, Всем перемучиваюсь вновь. В том, для чего не знаю слова, Была ль любовь? В романе она позволяет себе перейти на "ты" только после его смерти, и в это, видимо, Голон вкладывала какой-то смысл. Другим своим мужчинам Анжелика "ты" говорила охотнее.

Olga: Psihey, мне очень понравилось. И строки Цветаевой придают глубину героям. Psihey пишет: Другим своим мужчинам Анжелика "ты" говорила охотнее. А кому она так говорила? Я только Пейрака помню.

Psihey: А Николя? А Клод? А Колен? Пейрак - само собой.

Olga: Psihey пишет: А Николя? А Клод? А Колен? Так они простолюдины, чего им выкать.

Psihey: А Пейрак?))) Кстати, с братьями же она на "ты", а тут кузен - ей 12, ему 15 (потом на год старше) и оба исключительно на "вы".

Psihey: Olga пишет: Так они простолюдины, чего им выкать Но и она, дворянка, разрешала им тыкать ей в ответ

Psihey: Сейчас пересматривала начало старой версии "Короля", где монастырь и театр - чтобы дописать сцену, и думаю - все-таки, почему Голон так настойчиво подчеркивает, что Филипп и Анжелика, не сговариваясь, одеваются тон в тон? На охоте у нее серая амазонка с белой шляпой и пером, на нем серый камзол с белыми сапогами. Вечером - оба в розовом. Чтобы показать, что они не столь различны меж собой - два сапога пара? Или что они подходят друг другу? или что?

Olga: Psihey пишет: Чтобы показать, что они не столь различны меж собой Да, думаю, что этим показана их общность. Филипп - это Анжелика, если бы она была мальчиком.

Psihey: Olga, в тебя как в зеркало гляжусь) Не думала в таком смысле. Сейчас просмотрела главы до Фонтенбло. И получается не очень логично. В начале он обещает, что сделает покорной и т.д., короче говоря выдрессирует + в Версале хвастает, что всегда постепенно укрепляет свои позиции. А на деле? Сразу отступился и до Фонтенбло вообще не показывался ей на глаза. А на охоте помчался спасать. А вот она как раз укрепляет свои позиции - прошение королю от Бине передала, ко Двору зачастила даже без должностей.

Olga: Psihey пишет: А на деле? Сразу отступился и до Фонтенбло вообще не показывался ей на глаза. Да. И это не объяснишь только вмешательством короля. Ведь разговор в театре был уже после того, как король встал на сторону Анж.

Psihey: Olga пишет: Да. И это не объяснишь только вмешательством короля. Ведь разговор в театре был уже после того, как король встал на сторону Анж. У меня вообще ощущение, что у Голон был общий план этой линии - сопротивлялся, покорился, от ненависти до любви, но проскакала она этот путь галопом;) Поэтому, чтобы не мучиться, что делать с героями, она просто засылала Филиппа в армию на полгода и дело с концом.

Psihey: Еще что хочу отметить. Перечитывала сцену в Фонтенбло. В новой версии больше она расписана. Лозен предлагает Анжелике опоить мужа разными средствами, по сути "виагрой". Но как это должно ей помочь? что он от этого перестанет кусаться?

Olga: Psihey пишет: У меня вообще ощущение, что у Голон был общий план этой линии - сопротивлялся, покорился, от ненависти до любви, но проскакала она этот путь галопом;) Поэтому, чтобы не мучиться, что делать с героями, она просто засылала Филиппа в армию на полгода и дело с концом. Да, линия пунктирная. Но парадокс в том, что эта линия Филиппа получилась у нее, лично для меня, более интересной, чем линия с Пейраком, про которого на 7 американских томов размазано. Лозен предлагает Анжелике опоить мужа разными средствами, по сути "виагрой". Но как это должно ей помочь? что он от этого перестанет кусаться? Он же не в курсе их отношений. подумал, что муж просто равнодушен к ней, как к женщине, нет влечения. И виагра могла бы помочь.

Psihey: Olga пишет: муж просто равнодушен к ней, как к женщине А, ну кстати, да. Ведь потом и король интересовался, не она ли сама убивает желание в муже) А сами (Луи и Пегилен) чарами маркизы были околдованы и еще как. Кажется дописала главу в первом приближении! Может, еще начало из оригинала припишу.

Olga: Psihey пишет: Ведь потом и король интересовался, не она ли сама убивает желание в муже) Анжелика вроде далеко не уродина. Предположение короля мне показалось странным. Может у него до поры до времени действительно было о ней впечатление, как о слишком деловой даме, в которой нет женственности. И поприставать он рискнул только когда Анж на лавке с Лозеном отличилась, типа не такая уж она и холодная-недоступная. Psihey пишет: Кажется дописала главу в первом приближении! Ура! Отличная первая сцена. С отсылкой к недавнему разговору в театре. Анж за что боролась на то и напоролась. И то, что она все равно не может им не восхищаться и испытывает разочарование и боль от того, что он не дает ей им насладиться по настоящему - это просто на 100% канон. Меня ничего не смущает, ничего не хочется исправить или вычеркнуть. Понравилось, что в общих чертах и охота описана.

Psihey: Olga пишет: Предположение короля мне показалось странным. Может у него до поры до времени действительно было о ней впечатление, как о слишком деловой даме, в которой нет женственности. И поприставать он рискнул только когда Анж на лавке с Лозеном отличилась, типа не такая уж она и холодная-недоступная. А у меня еще была мысль, что король же и Пегилена и Филиппа должен был расспросить - чего подрались? Не одну же Анжелику допрашивать. Может, это версия Пегилена? Откуда-то же король узнал, что Филипп бьет жену на людях.

Psihey: Olga пишет: не может им не восхищаться и испытывает разочарование и боль от того, что он не дает ей им насладиться по настоящему - это просто на 100% канон. Уф, я рада;) Думала, угадала или нет? или мне одной так кажется. Исходила из того, что она всё время (даже совсем некстати - ах, как он красив! ой, наверное, будет бить - засада. но все равно - как красив!). И смотрела на него тая, как в отеле Ботрейи еще до замужества. Только сомневаюсь - мужественной или мужской красоте оставить? По этому поводу еще думала - зачем же все-таки Молин так ее подставил с этим пунктом о консумации брака? Ведь он явно понимал, к чему это приведет (в отличие от Анжелики). Любому мужчине не понравилось бы, что женщина, которая его шантажирует, еще и и покупает его себе для постели (и не стесняется это прописать в контракте). Тем более, такому человеку как Филипп - который не в борделе служит, а как бы маршал...

Psihey: Еще о чем думала, когда писала эту сцену. Филипп резко пропадает из жизни жены аж до первого снега (Фонтенбло) - она его вообще не видит. И это нелогично. Как вы правильно отметили - пари-то он предложил после того, как король его отчитал. У Голон он предложил сражаться и пропал - хорош, боец. Ерунда какая-то. И хотелось сделать такую сцену, чтобы отбить у него охоту на какое-то время лезть к жене)

Xena: Не могла удержаться: великолепно получилось! Olga пишет: Но парадокс в том, что эта линия Филиппа получилась у нее, лично для меня, более интересной, чем линия с Пейраком, про которого на 7 американских томов размазано. Вот-вот, и даже интереснее, что столько пробелов. От Пейрака за 7 томов можно устать, я думаю после дьяволицы продолжают чтение только самые стойкие поклонники серии. А последние два тома, еще и ужасный перевод. Вождь Мик-Мак, негры, затесавшиеся среди ирокезских племен. Страшное дело:)) Psihey пишет: Поэтому, чтобы не мучиться, что делать с героями, она просто засылала Филиппа в армию на полгода и дело с концом. С Пейраком тоже есть провалы, но с Филом ощущение как будто пари было для красивого словца, вернее для эффектного жеста с ожерельем.

Xena: Olga пишет: Предположение короля мне показалось странным. Может у него до поры до времени действительно было о ней впечатление, как о слишком деловой даме, в которой нет женственности. И поприставать он рискнул только когда Анж на лавке с Лозеном отличилась, типа не такая уж она и холодная-недоступная. Ну может частенько на головную боль ссылается) Но Фил вроде тоже не урод как бы:) ладно бы ей старик какой в мужья достался. А я кстати читая про сексуальную месть, вспомнила Мадам и Месье:)) Он вроде бы тоже Генри так истязал, зная как она его презирает:))

Psihey: Xena пишет: Не могла удержаться: великолепно получилось! Ну, у меня всё "чинно, благородно, по-старому";) одними намеками. Xena пишет: но с Филом ощущение как будто пари было для красивого словца, вернее для эффектного жеста с ожерельем. Надо было Голон пари в самом начале ставить, может еще до свадьбы - тогда Филиппу хоть какие-то ощутимые попытки укрощения можно приписать.

Olga: Psihey пишет: А у меня еще была мысль, что король же и Пегилена и Филиппа должен был расспросить - чего подрались? Не одну же Анжелику допрашивать. Может, это версия Пегилена? Откуда-то же король узнал, что Филипп бьет жену на людях. А ведь действительно! Либо Лозен рассказал (он мог), либо другие придворные, но король явно расспрашивал про это. Иллюстрации отличные, особенно первая подходит. Psihey пишет: Думала, угадала или нет? или мне одной так кажется. Исходила из того, что она всё время (даже совсем некстати - ах, как он красив! ой, наверное, будет бить - засада. но все равно - как красив!). Да, да! Она и на охоту когда приехала и увидела Филиппа в первую очередь про его красоту думает. "При виде красоты мужа сердце Анжелики сжалось от гнева и сожаления." Psihey пишет: Только сомневаюсь - мужественной или мужской красоте оставить? Оба слова можно. Мужественная красота, на мой взгляд, как то образнее. Psihey пишет: По этому поводу еще думала - зачем же все-таки Молин так ее подставил с этим пунктом о консумации брака? Ведь он явно понимал, к чему это приведет (в отличие от Анжелики). Особенно странно то, что совет исходил от пожилого гугенота, вряд ли много знающего о тонкостях сексуальных отношений. Ладно бы это Нинон посоветовала или кто-то типа де Пейрака. Молин ее совсем не пожалел, считал, что она все вынесет. Psihey пишет: пари-то он предложил после того, как король его отчитал. У Голон он предложил сражаться и пропал - хорош, боец. Ерунда какая-то. Да, провал в сюжете. В армию то он поехал только после дуэли и отсидки. Xena пишет: От Пейрака за 7 томов можно устать, я думаю после дьяволицы продолжают чтение только самые стойкие поклонники серии. А последние два тома, еще и ужасный перевод. "Азбука" же делает новый перевод, правда сомневаюсь, что он последним томам сильно поможет. По мне, 2-3 романа на всю Америку, да и то много.

Psihey: Olga пишет: Либо Лозен рассказал (он мог), либо другие придворные другие (Грамонн, например) видели пощечину, но это же когда было! и потом надо расследование целое проводить. А Лозен мог в свое оправдание сообщить - мол, нуждалась в утешении. А вот какую версию рассказал Филипп? Olga пишет: Иллюстрации отличные, особенно первая подходит Марс и Венера называется, мне тоже понравилась) Olga пишет: Она и на охоту когда приехала и увидела Филиппа в первую очередь про его красоту думает А когда он пришел с ней разбираться из-за должностей при дворе? явно не тот момент, чтобы на него любоваться;))

Psihey: Olga пишет: от пожилого гугенота, вряд ли много знающего о тонкостях сексуальных отношений Но о любви по-итальянски он Анжелике собирался поведать, если она не остановила. Мне кажется, он точно понимал одно - Филипп ее изобьет, и да - не пожалел. Видит же, что дама - развеял бы фантазии, глядишь, она бы поосторожнее была бы, детей бы не потащила в Плесси и вообще. Может он планировал, что избив, Филипп засовестится? Ну и кривая вывезет как-нибудь. Olga пишет: В армию то он поехал только после дуэли и отсидки. Он еще с инспекцией в Пикардию ездил (до Фонтенбло), но написано - только на несколько дней.

Psihey: Olga пишет: Ладно бы это Нинон посоветовала А, кстати, Нинон ей советовала забыть об идее спать с Филиппом))

Psihey: В общих чертах дописала вступление. Думаю, так и оставить) П.С. И картиночки поменяла.

Psihey: В качестве пробного шара выложила на "фикбук". А там поглядим, надо ли "Лето..." туда же размещать.

Olga: Psihey пишет: А Лозен мог в свое оправдание сообщить - мол, нуждалась в утешении. А вот какую версию рассказал Филипп? А за что арестовали Филиппа? За то, что дрался на дуэли? Ну, его вызвали, он и дрался. Думаю, что если был какой-то разговор с королем, то Филипп держался максимально безразлично к жене, ведь потом король сделал вывод (о чем и говорил на аудиенции Анжелике), что супружеская жизнь у четы Плесси сложная, что Филипп ею не интересуется. Psihey пишет: Мне кажется, он точно понимал одно - Филипп ее изобьет, и да - не пожалел. Видит же, что дама - развеял бы фантазии, глядишь, она бы поосторожнее была бы, детей бы не потащила в Плесси и вообще. Может он планировал, что избив, Филипп засовестится? Ну и кривая вывезет как-нибудь. Мне кажется, что Молин не об Анжелике заботился, а о Филиппе и наследнике для рода дю Плесси. И если для этого надо побить Анж, так тому и быть. А Нинон как раз об Анжелике думала, о ее состоянии, поэтому и не советовала. Psihey пишет: В общих чертах дописала вступление. Думаю, так и оставить) Вполне органично.

Psihey: Olga пишет: А за что арестовали Филиппа? За то, что дрался на дуэли? Ну, его вызвали, он и дрался. Думаю, что если был какой-то разговор с королем, то Филипп держался максимально безразлично к жене, ведь потом король сделал вывод (о чем и говорил на аудиенции Анжелике), что супружеская жизнь у четы Плесси сложная, что Филипп ею не интересуется. Вообще-то да, король же переменил свое решение после аудиенции. Так бы Филиппа быстро бы выпустили, как пострадавшую сторону и объяснять ничего не надо было бы. Но, спасибо жене, он волшебным образом стал главным виновником произошедшего. Вообще, Анжелика встает дважды на те же грабли - сначала ее суета с Пейраком, из-за чего его начинают пытать и приговаривают к смерти, второй раз с Филиппом - не дергайся она, он был бы уже на свободе. Вот, кстати, забавное определение фее (жители Монтелу считали же Анжелику феей): Фея - мифологическое существо метафизической природы, обладающее необъяснимыми, сверхъестественными способностями, ведущее скрытый образ жизни и при этом имеющее свойство вмешиваться в повседневную жизнь человека — под видом добрых намерений, нередко причиняя вред

Psihey: Olga пишет: Мне кажется, что Молин не об Анжелике заботился, а о Филиппе и наследнике для рода дю Плесси Думаете? Сентиментальная привязанность, как он выражался? Вот эта "многолетняя привязанность" людей к Филиппу вообще странная вещь. Он, прямо скажем, не человек, вызывающий теплые чувства, скорее люди должны быстро бежать от него, познакомившись с ним поближе - однако же Молин, доставшийся по наследству, знает его чуть ли не с пеленок, и никуда не собирается, Конде - то же самое, Ла-Виолетт и тот, верой и правдой лет 20 служит. Ну и король давно его знает и привязан, и Нинон. Этот вопрос с наследником можно было бы полюбовно уладить - без требования консумации. Мол, у меня дети уже есть, но если Вам надо - то я согласна и давайте договоримся о количестве.

Psihey: Первая же ссылка в гугле дала прекрасное про любовные отношения у шизоидов с другими людьми и простым языком написанное (выдержки): В связи с упомянутым выше отделением сексуальности от чувства любви инстинктивные потребности шизоидов также носят изолированный характер; партнер рассматривается лишь как сексуальный объект, и любовная жизнь исчерпывается лишь функциональным процессом. Они не знают никаких любовных нежностей в виде пролога, им не свойственна эротика, для удовлетворения своих потребностей они идут напролом. Нежность легко преобразуется в причинение боли партнеру, жестокое нападение или даже нанесение телесных повреждений. За этим стоит подсознательное желание вызвать у партнера чувствительную реакцию из-за стремления после достижения полового удовлетворения как можно скорее отделаться от партнера. ... Нередко шизоидные личности своим цинизмом разрушают все нежные порывы партнера, не отказываясь, однако, от связи с ним. С их точки зрения, влюбленность в них партнера объясняется лишь в последнюю очередь их душевными качествами, а в первую - их поведением и внешностью. ... Манеру поведения шизоида можно истолковать таким образом, что для него не исключена возможность любить и быть любимым, но он не может дать оценку любви и любовным отношениям. Уход партнера для него менее болезнен, чем попытка проявлять о нем заботу и отдавать ему свое внимание, и поэтому он предпочитает уход. Такая "профилактика разочарования" отнюдь не редка: она содержит в себе, в большинстве случаев, подсознательный аспект проверки партнера: если он, несмотря на мое поведение, еще любит меня, значит, он действительно любит меня. Осознанно страх самоотдачи переживается шизоидами как страх связи. Любовное влечение относится к самоотдаче и к самоотвержению; накапливаясь путем подавления и преодоления страха, такое самоотвержение представляется шизоиду как полная самоотдача, как попытка поглощения его партнером. ... В связи с этим происходит так называемая "демонизация" партнера, что вызывает перенос преодоленного страха и делает объяснимым непонятное поведение шизоида, и прежде всего - внезапно возникающую у него ненависть, которая исходит из чувства угрозы от могущественного "Ты" (партнера) ... В связи с тем, что шизоиды расценивают женственность и женщин как угрозу своей жизни и относятся к ним с недоверием, у них нередко возникает влечение к собственному полу - Вы находите меня красивой? - Опасно красивой (это из романа) .... Во всех случаях длительные связи тяжелы для шизоидов; раздельные спальни являются как бы само собой разумеющейся потребностью; партнеры должны понимать это и соблюдать требуемую дистанцию как для своей защиты, так и для сохранения отношений. ... Они необычайно чувствительны ко всему, что угрожает их свободе и независимости или ограничивает их; они скупы на сентиментальные высказывания и благодарны партнеру, если он скромно и ненавязчиво дает им приют и защищенность. Если партнер это поймет, то не будет показывать свою самую глубокую привязанность, а предоставит шизоиду без лишнего проявления чувств все, что может ему дать. А не повторять все время - он должен признаться в любви. Он будет принадлежать мне. (это от меня)

Olga: Psihey пишет: Первая же ссылка в гугле дала прекрасное про любовные отношения у шизоидов с другими людьми и простым языком написанное Очень интересно! И да, вполне накладывается на Филиппа. Psihey пишет: такое самоотвержение представляется шизоиду как полная самоотдача, как попытка поглощения его партнером. Может поэтому он и недоуменно посмотрел на Анж, когда она в палатке захныкала, что хочет оставить двор и уехать с ним в провинцию?

Psihey: Olga пишет: Очень интересно! И да, вполне накладывается на Филиппа. Видимо, Голон книжки-то не только по истории читала) Там всё подходит - и внешняя асексуальность с внутренними страстями (ей казалось, что он на нее как на статуэтку смотрит), и амимичное лицо большую часть времени (она это видит как непроницаемое лицо) и пр. Но! поскольку он не чисто шизоидная личность, а истеро-шизоид (или как говорят иногда с нарциссическими чертами) - то отсюда и эксцентричный внешний вид, позерство. Надо теперь про Анжелику почитать)

Psihey: Olga пишет: Может поэтому он и недоуменно посмотрел на Анж, когда она в палатке захныкала, что хочет оставить двор и уехать с ним в провинцию? И это тоже - в провинции же от нее никуда не денешься, будет за тобой хвостиком ходить, любви требовать. А Анж в то время просто одержима идеей, что он должен принадлежать ей - вот только как? Он вроде и так ее, но ей всё мало. Еще что подумала - дневничок пишу, просматриваю 3й том. Ведь у Анжелики ни с кем больше не доходило до таких страстей, чтобы драться и кусать друг друга в буквальном смысле слова. Даже с Николя)

Olga: Psihey пишет: Видимо, Голон книжки-то не только по истории читала) Может книжки по психологии, может интуитивно, а может прототип в жизни был.

Psihey: Psihey пишет: Еще что подумала - дневничок пишу, просматриваю 3й том. Ведь у Анжелики ни с кем больше не доходило до таких страстей, чтобы драться и кусать друг друга в буквальном смысле слова. Даже с Николя) Так! Кстати, чего это Люсьен прокушенную руку не увидел?! Если маршал в кирасе был, то рука закрыта до запястья, в другое место не укусишь, значит на виду. Непорядок, надо дописать)

Psihey: Olga пишет: а может прототип в жизни был. Может и был! Вы не знаете, были старые интервью Голон о прототипах в романе (кроме самой Анжелики и Пейрака)?

Psihey: + еще: При ранней утрате матери или разочаровании в матери они вступают в связь с пожилыми женщинами, полагаясь на их материнский инстинкт, тем самым наверстывая то, чего им не хватало в детстве. Такие женщины могут дать тепло и чувство защищенности без больших собственных претензий Нинон! и у Анжелики материнские чувства к нему просыпались

Olga: Psihey пишет: Ведь у Анжелики ни с кем больше не доходило до таких страстей, чтобы драться и кусать друг друга в буквальном смысле слова. Даже с Николя) Ну этого с другими еще не хватало!

Olga: Psihey пишет: Может и был! Вы не знаете, были старые интервью Голон о прототипах в романе (кроме самой Анжелики и Пейрака)? Увы, таких не знаю. Вечно спрашивали то, что лежит на поверхности. А про такие детали и нет. Но думаю такие правдоподобные образы создавались и с задействованием черт реальных людей.

Olga: Psihey пишет: Нинон Кстати да, он ведь к ней очень хорошо относился.

Psihey: Olga пишет: он ведь к ней очень хорошо относился Но как к фигуре матери, никакого секса. Да и ей он нравился.

Psihey: Olga пишет: Psihey пишет:  quote: Ведь у Анжелики ни с кем больше не доходило до таких страстей, чтобы драться и кусать друг друга в буквальном смысле слова. Даже с Николя) Ну этого с другими еще не хватало Не знал всезнающий Пейрак, что даму заводит

Psihey: Примемся за Анжелику. Истерические личности любят любовь. Они любят все, что может способствовать повышению их самооценки - упоение, экстаз, страсть; любовь воспринимается ими как вершина их переживаний. Их влечет к безграничным любовным переживаниям, однако не в форме самоотдачи, как бывает у депрессивных личностей, а в плане распространения и расширения своего "Я" В связи с этим любовные взаимоотношения истерических личностей характеризуются интенсивностью, страстностью и требовательностью. Они ищут в любви, прежде всего, подтверждения своего "Я", им нравится упоение и опьянение, которые им дает партнер, они ожидают в связи с любовными отношениями кульминации своей жизни. Для них эротическая атмосфера - это нечто само собой разумеющееся, они прибегают к различным способам очаровывания и соблазнения, часто являясь истинными мастерами эротики. Это подразумевает владение различными инструментами эротики - от флирта и кокетства до овладения искусством обольщения во всех его нюансах. Дегре говорит ей, что "если мужчина может удовлетворить чувственные потребности вашего маленького капризного тела - вы простите ему всё" (цитата не точна). Истерики, как правило, считают, что партнер должен поддерживать в них чувство собственной любовной привлекательности. Анжелика сетует на то, что не получая от Фила внимания, она начинала сомневаться в собственной красоте и привлекательности. Они любят любовь больше, чем партнера, им нравится знакомство с различными способами и образцами любви, так как они исполнены любопытства и любовного голода. Им нравится блеск и роскошь, праздники и торжества, они готовы праздновать по любому поводу, находясь при этом в центре внимания с помощью своего обаяния, темперамента, непосредственности и экстравагантной одежды. рассматривают секс скорее как цель, достижение которой повышает самооценку, и как испытание силы воздействия своих желаний на партнера. Они нуждаются в партнере, прежде всего для того, чтобы заручиться его подтверждением их обаяния, красоты, ценности и привлекательности. В связи с этим они склонны к нарциссическому выбору партнера, <...>, но в особенности потому, что в партнере надеются найти собственное подобие, в котором вновь обретают и любят самих себя. Поскольку самооценка истерических личностей связана исключительно с доказательствами любви к ним, они ненасытны в средствах и способах, с помощью которых добиваются этого: они постоянно сравнивают партнера с другими, "которые умеют любить по-настоящему", подразумевая при этом, что другие способны сделать для них все, что они пожелают; они устраивают сцены и страстно упрекают партнера в том, что он "мало их любит", бурно, катастрофически реагируют, если партнер отдаляется от них. При этом наблюдается такая смесь чувств и расчета, что партнер не может понять, в чем же дело. Она писала ему бесконечные письма в армию, но он не отвечал. Наступит ли снова время, когда Филипп полюбит ее? Если любовь или брак основаны на иллюзорных ожиданиях, то при этом требования к партнеру превышают то, что вкладывает истерическая личность. Это вызывает разочарование, такого рода связь признается неудачной и начинаются новые поиски "большой любви". О, Жоффрей, любовь моя! Любовная жизнь истерических личностей осложнятся еще и тем обстоятельством, что они, будучи фиксированными на своей первой связи с персоной противоположного пола, не могут полностью отрешиться от идентификации с ней. Основные проблемы жизни истериков усматриваются в связи любви и партнерских отношений с их иллюзорными ожиданиями и представлениями о жизни, любви, браке и вообще о противоположном поле. Их требовательная позиция по отношению к другим без готовности удовлетворить запросы партнера и заботиться о нем приводит их к новым разочарованиям, дающим право сделать вывод о том, что жизненные установки истериков основаны на иллюзиях и потому разочарование так неотвратимо. Страстное и активное желание в сочетании с полными радостных предвкушений запросами без собственного участия в создании таких отношений является проблематичной стороной этих личностей. При выборе партнера для них важно его положение, возможности, титул и другие внешние атрибуты, характеризующие его ценность и значимость. И в этом они остаются детьми, которым импонируют внешние атрибуты, являющиеся, как им кажется, источником хорошей жизни; вину за свои разочарования они, как правило, возлагают на партнера. Склонность проецировать вовне свои собственные недостатки вызывает, естественно, много проблем в партнерских взаимоотношениях. Истерические личности могут использовать различные варианты упреков и находят множество причин, чтобы обвинить партнера, предъявляя при этом тенденциозные обвинения, искажая факты, пользуясь "кривой логикой", клеветой и интригами.

Olga: Вот она Анж без розовых очков!

Psihey: А теперь Пейрак Вообще, достижения являются главной ценностью для нарцисса, призмой и мерилом всего. Любовь, отношения также не являются исключением: и в этой сфере нарцисс должен быть успешен. Люди с ярко выраженным нарциссическим радикалом очень функциональны, обладаю массой навыков и, как правило, успешны. Это искусные соблазнители и профессиональные сердцееды, всю жизнь шлифующие свою привлекательность. Однако у этого есть и обратная сторона — инструментальное отношение к себе и к людям: для нарцисса главное не процесс, а результат! Чувственную сферу нарцисс также воспринимает как поле для достижений: влюбить в себя кого-то, влюбиться (по собственному желанию, помните?), разлюбить… В попытке контролировать то, что контролировать невозможно, упускается главное. Партнера нарцисс также выбирает по своим высоким, и довольно жестким, стандартам. Нарциссы выбирают себе в партнеры человека, который по какой-либо причине пользовался всеобщим признанием и был исключительным. Этот человек должен быть самым лучшим, самым красивым, самым умным. Это происходит потому, что объект любви такой личности должен быть идеализирован не только им самим, но и окружающими. "Он глубоко внедрился в мою жизнь, что я не заметила, как он стал принимать за меня решения: когда мне приходить домой, как и во что мне одеваться, что мне есть и как проводить свободное время. Если что-то предлагал он, это было волшебно, мы были счастливы вместе." (из рассказа живущей с нарциссом). Когда соединяются два таких «возлюбленных», то цель одного из них - а довольно часто и другого тоже - полное и всецелое слияние, уничтожение автономии партнера в угоду своему собственному нарциссизму. Чем более вопиющим оказывается нарциссизм одного партнера, - как правило, тем более претензия на обладание правом, грандиозность, высокомерие, стремление, чтобы им восхищались и его обожали, отсутствие эмпатии и использование в своих целях других людей очевидны для тех, кто видит его со стороны. Зачастую из этой пары он более харизматичен, больше привлекает к себе внимания, - причем как позитивного, так и негативного. Обычно нетрудно заметить, что Эго именно этого человека имеет преобладающую силу в отношениях, что он будет затмевать и «поглощать» другого. В другой части «этого уравнения» находится партнер, который терпит такую власть, а быть может, даже радуется тому, что она существует. для нарциссической личности исполнение желания наступает после конкуренции или победы над объектом своей любви, уничтожения состояния автономии этого человека и замена ее фантазией о «близнецовой паре». Они ищут человека, который бы смог им зеркально отразить ощущение их значимости

Olga: Да, Пейрак вылитый. Без идеализации в американских томах. Король видимо тоже нарцисс.

Psihey: Olga пишет: Да, Пейрак вылитый. Без идеализации в американских томах. Король видимо тоже нарцисс. В американской серии вообще черт знает что происходит) Характеры размылись в конец. Я недавно в Квебеке вычитала, как Анжелика слышит вой волков и говорит Пейраку, как она любит волков или волчат - не помню точно(!). Это с каких это пор? С тех пор, как волк ее чуть не съел? Про короля - ну ему и положено;) Всяко лучше, чем его папенька - умирающий лебедь-ипохондрик.

Olga: Psihey пишет: Я недавно в Квебеке вычитала, как Анжелика слышит вой волков и говорит Пейраку, как она любит волков или волчат - не помню точно(!). Это с каких это пор? С тех пор, как волк ее чуть не съел? Может со времен, когда она бомжевала по лесам во время мятежа в Пуату? Psihey пишет: В американской серии вообще черт знает что происходит) Характеры размылись в конец. Да, прямо как в сказке "по моему хотению, по щучьему велению" герои ведут себя так как мечтается женщинам-читательницам.

Psihey: Olga пишет: Может со времен, когда она бомжевала по лесам во время мятежа в Пуату? в обнимку с волками))) Olga пишет: Да, прямо как в сказке "по моему хотению, по щучьему велению" герои ведут себя так как мечтается женщинам-читательницам. Это всё потому что Серж умер

Psihey: Olga, я в Лете переписываю одну главу (полностью напомнила ее текст) и очень надеюсь на Ваши конструктивные замечания-предложения, потому что глава мне не нравится и я ее хочу переделать.

Olga: Psihey пишет: Это всё потому что Серж умер Да, некому было сказать "Аня, стоп! Сокращай и правь". Я так понимаю, он к американским томам все больше отходил от серии. Psihey пишет: в обнимку с волками))) Если она в Канаде медведей укрощала, то почему бы и нет.

Olga: Psihey пишет: я в Лете переписываю одну главу (полностью напомнила ее текст) и очень надеюсь на Ваши конструктивные замечания-предложения, Буду рада помочь.

Psihey: Olga пишет: Буду рада помочь Вот спасибо!) Дневничок заглох пока, может Лето попишу...

Olga: Psihey пишет: может Лето попишу... Давайте, оно тоже отличное!

Psihey: Olga пишет: Давайте, оно тоже отличное! Тогда жду предложений и замечаний;) http://angelique.borda.ru/?1-5-0-00000076-000-0-1-1521230545 последний пост

Psihey: Раз уж здесь у нас пошел разговор о типах личности и сексуальных предпочтениях;), вот что подумалось - а не сыграли ли определенную роль сказки кормилицы о маршале-душегубе Жиле де Ре? Иначе как объяснить - я пересматриваю Путь в Версаль - Анжелика сама понимает, что временами боится Филиппа (прямо приступы страха) и продолжает при этом хотеть за него замуж и мечтать о какой-то волшебной брачной ночи. Да, там одновременно и восхищение, и странная нежность и желание пообломать, но ее привлекает его скрытая опасность? Она же у всех расспрашивает о его жестокости и оргиях на войне..

Olga: Psihey пишет: определенную роль сказки кормилицы о маршале-душегубе Жиле де Ре? Иначе как объяснить - я пересматриваю Путь в Версаль - Анжелика сама понимает, что временами боится Филиппа (прямо приступы страха) и продолжает при этом хотеть за него замуж и мечтать о какой-то волшебной брачной ночи. Да, там одновременно и восхищение, и странная нежность и желание пообломать, но ее привлекает его скрытая опасность? Она же у всех расспрашивает о его жестокости и оргиях на войне.. А ведь действительно! Не просто так там упоминается эта персона - Жиль де Рец. Страшные истории о нем - тоже элемент воспитания сексуальности в девочке, деталь в формировании ее представления о мужчине.

Psihey: Olga пишет: Страшные истории о нем - тоже элемент воспитания сексуальности в девочке, деталь в формировании ее представления о мужчине. Тем более их интересовало, не только, зачем он "ел детей", но и что конкретно он делал с девушками) Причем Фантина его вроде как осуждала, но и восхищение звучало - наш злодей! из Машикуля

Psihey: Я даже решила парижского палача убрать и заменить на Синюю бороду) - А знаете, Филипп, как настойчиво Мари-Аньес отговаривала меня от связи с Вами? И не только она. Если верить всему, что я слышала - наш пуатевинский душегуб Жиль де Ре из Машикуля просто мальчик в церковном хоре по сравнению с Вами! Маркиз посмотрел на жену и невесело усмехнулся: - Хороша же моя репутация. И почему Вы не послушались добрых советов? Впрочем, сейчас уже слишком поздно раскаиваться, мадам. - А может быть, я и не раскаиваюсь?

Olga: Psihey пишет: более их интересовало, не только, зачем он "ел детей", но и что конкретно он делал с девушками) Причем Фантина его вроде как осуждала, но и восхищение звучало - наш злодей! из Машикуля Согласна. Эти рассказы в том числе сформировали у Анжелики представление о том каким должен быть мужчина и как должен вести себя с женщиной.

Psihey: Olga пишет: Согласна. Эти рассказы в том числе сформировали у Анжелики представление о том каким должен быть мужчина и как должен вести себя с женщиной. Тем более, что фигура отца у нее была прямо скажем - недотепа, над которым посмеиваются и ни во что не ставят - она его жалела и скорее опекала.

Olga: Psihey пишет: Тем более, что фигура отца у нее была прямо скажем - недотепа, над которым посмеиваются и ни во что не ставят - она его жалела и скорее опекала. Как образец мужчины, которым можно восхищаться, отец конечно не выступал. Анж вообще мало что взяла наверное у родителей, в том числе и в семейной жизни. Отец скорее другую роль для воспитания ее как женщины играл. Благодаря его отношению к дочери, достаточно теплому, она была его любимицей, с детства она росла с ощущением, что для мужчин она особенная, что ее любят и заботятся о ней.

Psihey: Olga пишет: Отец скорее другую роль для воспитания ее как женщины играл. Благодаря его отношению к дочери, достаточно теплому, она была его любимицей, с детства она росла с ощущением, что для мужчин она особенная, что ее любят и заботятся о ней. С этим согласна. Что - особенная, и что красивая - тоже. Даже этот эпизод, когда дядюшка заехал к ним - идут к столу, это нормально, что раз дядя пригласил мать - как хозяйку, то его сын просто обязан подать руку старшей дочери, какой бы она не была. А Анжелика взвилась чуть не до небес - как так, не ей подал. Так и пошло потом во всем - самое лучшее ее по праву.

Olga: Psihey пишет: А Анжелика взвилась чуть не до небес - как так, не ей подал. Так и пошло потом во всем - самое лучшее ее по праву. Да, тем более истерики стремятся быть в центре внимания.

Psihey: Psihey пишет: По этому поводу еще думала - зачем же все-таки Молин так ее подставил с этим пунктом о консумации брака? Ведь он явно понимал, к чему это приведет (в отличие от Анжелики). В фан-фике опять упоминаю шантаж (а куда без него), и вот что подумалось. Может Молин смотрел глубже? Если Анжелика внешне вела себя так, что у них просто сделка - утром деньги/вечером стулья - ларец на титул (хотя в душе надеялась на какую-то чудо брачную-ночь, но кузену об этом не сообщала, а только о "поехать в Версаль"), то получалось, что чтобы получить наследника или вообще попасть в ее постель, Филиппу придется просить или точнее выступать в роли просителя, а он и так унижен по самое не могу. И это может его толкнуть на какие-то импульсивные действия, то что Молин назвал - будете очень несчастной. А если сама Анжелика да еще через контракт настаивает на консумации брака, то Филиппу можно (если он ее хочет, а Молин справедливо полагал, что захочет) "прикрыться" этим пунктом, хотя он и побесится поначалу. Т.о., Молин действительно предлагал Анжелике средство защиты, а Филиппа в какой-то мере спасал от еще большего унижения.

Olga: Psihey пишет: А если сама Анжелика да еще через контракт настаивает на консумации брака, то Филиппу можно (если он ее хочет, а Молин справедливо полагал, что захочет) "прикрыться" этим пунктом, хотя он и побесится поначалу. а Филиппа в какой-т мере спасал от еще большего унижения. Да, вполне логично. Молин этим вроде как развязывал Филиппу руки. А ведь Филипп готовил для нее покои у себя в отеле, то есть в принципе готов был к тому, что придется занять просительную позицию (приглашать к себе в дом и т.д.), но после пунктика в контракте и последовавшей за этим брачной ночи приказа слугам жену не пускать (точнее не оставил никаких указаний).

Psihey: Olga пишет: Молин этим вроде как развязывал Филиппу руки. Ну да, причем руками Анжелики) А ей намекал - чтобы активно пользовалась каждой возможностью и воздействовала на чувственность маркиза. Все-таки Молин, конечно, знатный кукловод) Olga пишет: А ведь Филипп готовил для нее покои у себя в отеле, то есть в принципе готов был к тому, что придется занять просительную позицию (приглашать к себе в дом и т.д.), но после пунктика в контракте и последовавшей за этим брачной ночи приказа слугам жену не пускать (точнее не оставил никаких указаний). Так, пункт о консумации на следующий же день появился в контракте, в ночи договорились, на следующий вечер - контракт был готов. А покои он явно готовил не один день. Для этого хотя бы деньги достать нужно. Может, как раз пункт о консумации и предполагал, что он должен иметь возможность навещать ее спальню, не домой же к ней в Ботрейи с визитами ходить - это опять ужас-ужас. И он же говорит ей потом, что ему казалось естественным, что она будет жить у него - типа сама приедет. А не оставил распоряжения ее пускать, т.к. после ужасов брачной ночи, он думал, что всё, конец, она его и видеть не захочет, не то, что вместе жить.

Psihey: У Молина же дочь +/- возраста Анжелики? Она думает в этом томе, что Молин любит ее как свою дочь. Анж и Филипп, наверное, в какой-то мере как дети им воспринимаются, а уж ведут себя точно как дети. Вот он и решил сманипулировать ими обоими ради всеобщего блага) П.С. С Филиппом-то Молин вообще управлялся на раз, и всё под видом смиренного слуги. П.П.С. Впрочем, Молин и с Анжеликой почти всегда управлялся, и она почти всегда в итоге пасовала перед его желаниями.

Olga: Psihey пишет: Может, как раз пункт о консумации и предполагал, что он должен иметь возможность навещать ее спальню, не домой же к ней в Ботрейи с визитами ходить - это опять ужас-ужас. И он же говорит ей потом, что ему казалось естественным, что она будет жить у него - типа сама приедет. А не оставил распоряжения ее пускать, т.к. после ужасов брачной ночи, он думал, что всё, конец, она его и видеть не захочет, не то, что вместе жить. То есть он после пункта о консумации обеспокоился покоями для жены? Ну мол раз принял этот пункт, то надо взяться за решение.

Olga: Psihey пишет: Молина же дочь +/- возраста Анжелики? Она думает в этом томе, что Молин любит ее как свою дочь. Анж и Филипп, наверное, в какой-то мере как дети им воспринимаются, а Да, дочь такая же вроде. По-моему Молин о дочери негативно выссказывался, когда та была ребенком, мол глупая. Но точно не помню. Анж наверное казалась ему более удачным произведением, как наверное и Филипп. Вот и примерял их к себе.

Psihey: Olga пишет: По-моему Молин о дочери негативно выссказывался, Это - да, дура она была, все это знали. Я имела в виду, что "как родную дочь", не применительно к реальной дочери. Olga пишет: То есть он после пункта о консумации обеспокоился покоями для жены? Ну мол раз принял этот пункт, то надо взяться за решение. Ну я так поняла... Он же обещал Молину, что постарается;)

Olga: Psihey пишет: имела в виду, что "как родную дочь", не применительно к реальной дочери. Я имела в виду, что свой ребенок неудачный, вот и больше привязанности мог испытывать к другим детям Анж, Филиппу, которые больше завоевали его уважение и были ему более интересны.

Psihey: Psihey пишет: П.С. С Филиппом-то Молин вообще управлялся на раз, и всё под видом смиренного слуги. П.П.С. Впрочем, Молин и с Анжеликой почти всегда управлялся, и она почти всегда в итоге пасовала перед его желаниями. Странно, кстати, что он не вмешался после истории с изменой и Бастилией. Молин же у них семейный примиритель.

Olga: Psihey пишет: Странно, кстати, что он не вмешался после истории с изменой и Бастилией. Молин же у них семейный примиритель. Прочел бы лекцию о пользе адьюльтеров и королевской опалы. Молин же широко мыслил.

Psihey: Olga пишет: Прочел бы лекцию о пользе адьюльтеров и королевской опалы. Молин же широко мыслил

Psihey: Читала сонеты Шекспира (для Люсьена), и наткнулась на известный сонет (я его знала, конечно, но подзабыла, он еще служит эпиграфом к Сумрачному красавцу): Кто, злом владея, зла не причинит, Не пользуясь всей мощью этой власти, Кто двигает других, но, как гранит, Неколебим и не подвержен страсти,- И, удивительное дело, как эти строки легли у меня на Молина! Концовка там, конечно, не про него, а скорее про Филиппа

Ariadna: Вот кажется мне, что в этой сцене не Филя. Скорей похоже на повадки Варда. Да. Но не Фили.

Psihey: Ariadna, но у Варда же другой подход - сладострастие раззжечь, нет?

Psihey: Ariadna, а как еще он ей мог отомстить? На охоту ее пускать Филипп не хочет, просто на приказы она не реагирует, плюс привлекла короля и он Филю пропесочил. Это должна быть тайная месть, тайный ход в игре. И главное, в романе нелогично - заключили пари, подсчитали очки - кто кого. И всё, вместо своего ответного хода Филипп отбыл в Пикардию, а потом вообще стал жену игнорировать до нападения волка. Что это за война?

Psihey: Ariadna пишет: в этой сцене не Филя Ох, а в дневничке "маленького грешника Люсьена", Филя хотя бы канонный? (с надеждою в голосе) http://angelique.borda.ru/?1-5-0-00000078-000-0-0-1535753065 или фикбук https://ficbook.net/readfic/6590003/16843676#part_content

Ariadna: Psihey пишет: Ariadna, но у Варда же другой подход - сладострастие раззжечь, нет? Вот именно такой, мне кажется.. очень похожий стиль на коридорную историю, где Вард ее оприходовал в галерее Лувра. Тот же цинизм. Что до Фили. он никогда не наказывал ее супружеским долгом. Скорей использовал его так же как покушать или пописать В качестве наказаний он только дрался, потому что другому был необучен. Я так думаю

Psihey: Ariadna пишет: Вот именно такой, мне кажется.. очень похожий стиль на коридорную историю, где Вард ее оприходовал в галерее Лувра. Но Филипп ни о каком сладострастии и не думал, чтобы она его захотела, хотя не хотела - стратегия Варда (и через это унизить). Он бы очень удивился, узнай, что она еще им любоваться успевала или что в монастыре думала, что не до молитв, когда с таким мужчиной. Больная бы, сказал, на всю голову) Для него же было весьма удивительно узнать, что ей коровник понравился! Полученным удовольствием она поставила его просто в тупик. Ariadna пишет: он никогда не наказывал ее супружеским долгом. Здравствуйте, приехали Так ведь сам ей заявлял - что супружеский секс - ее наказание.

Ariadna: Psihey пишет: Ariadna, а как еще он ей мог отомстить? На охоту ее пускать Филипп не хочет, просто на приказы она не реагирует, плюс привлекла короля и он Филю пропесочил. Это должна быть тайная месть, тайный ход в игре. И главное, в романе нелогично - заключили пари, подсчитали очки - кто кого. И всё, вместо своего ответного хода Филипп отбыл в Пикардию, а потом вообще стал жену игнорировать до нападения волка. Что это за война? Всем своим видом он показывал, как ему безразлична эта особа. В истории с волком "а моя жена к услугам каждого". Он все еще считает ее мещанкой, шоколадницей. Недостойной выскочкой, пусть и красивой. Его мнение о ней поменялось, когда он узнал, что она беременна от него. До этого обиженый и озлобленный. И высокомерный. Она никогда не дотянет до него, она деляга, а он рыцарь, воин.. Нинон говорила, что он дворянин до мозга костей. Он не будет так.. мстить. Ну, а тем более, когда речь пошла о количестве раз, сколько он намерен выполнять долг. Да, для его это все равно, что высморкаться. То есть значения этому процессу до коверной истории он не придавал. В порыве драки захотеть ее он мог. Но спланировать.. я могу ошибаться, но на книжного Филю это совсем не похоже.

Psihey: Ariadna пишет: В порыве драки захотеть ее он мог. Но спланировать.. я могу ошибаться, но на книжного Филю это совсем не похоже. Ну вот, разные прочтения у нас . Еще до того, как он ей объявил в романе, что секс - ее наказание, он и в монастыре ее наказывал супружеским долгом (когда она неосторожно намекнула, что что-то незаметно интереса с его стороны к этой стороне брака), и удовольствие получил именно от предвкушения что ли, от того, что ей деться некуда из кельи, она в его власти. Как-то так.

Ariadna: Я в начале дневника. Мне ОООчень нравится. Хроника с юмором. Кое-что подправила бы. По части военщины. Тюренн не был маршалом. Тюренн не унифицировал. Это делал Лувуа. Молодой Лувуа. Кстати, по Лувуа пройтись было бы тоже интересно. Военный министр, никогда не воевавший. Всесильный толстяк благодаря папочке. Едва не скинутый благодаря Ментенон. Интересная личность. Ушла читать дальше. Очень интересно. Пока что Филипп там хороший, взаправдашний.

Ariadna: Ремарка. Перепутала Тюрена и Конде. Это последний не был маршалом .

Psihey: Ariadna пишет: Пока что Филипп там хороший, взаправдашний. Спасибо! Это радует. Ariadna пишет: Перепутала Тюрена и Конде. Это последний не был маршалом Я аж испугалась, что так промахнулась;) Ariadna пишет: Тюренн не унифицировал. Это делал Лувуа. Вот черт, а я прямо читала, что поручено было Тюренну:( А "магазины" - это уже детище Лувуа. Ariadna пишет: Кстати, по Лувуа пройтись было бы тоже интересно. Военный министр, никогда не воевавший. Всесильный толстяк благодаря папочке. Едва не скинутый благодаря Ментенон. Интересная личность Вот за это спасибо Надо отметить в дневничке обязательно.

Psihey: Ariadna пишет: Он все еще считает ее мещанкой, шоколадницей. Недостойной выскочкой, пусть и красивой. Причем с этим утверждением я согласна Но через секс Филипп ее все время наказывает, начиная с консумации, пока в коровнике Анжелика ему не говорит, что это для нее не наказание, а возможно, вознаграждение, чем рвет ему шаблон - он думал, что так ее унижает и наказывает, а она удовольствие получила. Вот, я всё про это

Ariadna: Psihey пишет: Вот черт, а я прямо читала, что поручено было Тюренну:( А "магазины" - это уже детище Лувуа. Ну смотри. Идея Лувуа. Если и поручено Тюрену, то он явно раздал это дело своим помощникам. Сам он этим не занимался. Не его это. Скорей всего раздавал поручения по маршалам де компа. Нужно посмотреть основных, потому что всего таких маршалов было очень много. Более двухсот ко времени окончания деволюционной войны. Надо посмотреть, откуда шло переобмундирование и стандартизация родов войск. Давно не штудировала эту тему. Могла что-то подзабыть. Года два прошло, плюс полтора года моих бразильских страстей. Все нафиг забыла:) Можно поднять фамилии тех, кому поручалось. Но в целом мне очень нравится манера дневника. Дошла до Пикардии.

Ariadna: Psihey пишет: Но через секс Филипп ее все время наказывает, начиная с консумации, пока в коровнике Анжелика ему не говорит, что это для нее не наказание, а возможно, вознаграждение, чем рвет ему шаблон - он думал, что так ее унижает и наказывает, а она удовольствие получила. Вот, я всё про это он не акцентирует наказание. Иначе он тем самым покажет, что она ему не безразлична. А она ему совсем безразлична. И чтобы это доказать, он не обращает на нее внимание. Ее нет, она ноль. А если ноль вдруг раздувает до размеров пузыря, он применяет наказание. Вспомни в монастыре "я расчитываю получить некоторое удовольствие от вашего тела... о.. мне казалось, что вы не испытали удовольствия от нашей брачной ночи.. ". То есть ему как бы и все равно. "Ну, что ж.. я напомню вам".. по памяти пишу текст. Наказание - да. Но не камера пыток с попыткой занаказывать ее до состояния невозможности сидеть в седле. Я ждала наказания в духе безразличия, что она спит рядом. Я ждала наказания - скинуть ее с кровати на пол.. что-то такое.. мелкое.. Он скрывает от самого себя, что она ему интересна. Насколько хорошо скрывает, что узнает о ее беременности когда она "брюхата как корова". То есть ему лень наказывать ее.. так ему безразлична эта женщина. А если уж про тосамое.. то взрослая женщина, которая так или иначе умеет владеть своим телом, в силах защитить свой организм от настойчивости супруга естественным путем. Можно списать на гормональные изменения в связи с беременностью, но все равно ее организм умеет себя защищать. божечки, как же я скучаю по мужу!

Psihey: Ariadna, позволь, я тоже свои аргументы приведу. Во-первых, об "изнаказывать до того, что в седле сидеть не сможет" - это же пугалки, чтобы она поверила и сделала как он хочет - уехала из Версаля. Когда он ее в монастыре пугает, что голодом будет пытать, что он ее до конца жизни в монастырь запрет и т.д., он же блефует (я надеюсь, мы сходимся в этом?), а Анжелика думает, что он реально. Так и здесь, он пугает. Его угрозы должны звучать угрозами. Если бы он был зверь и на самом деле хотел пытать, то не отступился бы, когда перестарался, не предлагал бы ей утром уладить дело с охотой, чтобы она не ездила. Он бы вообще не совестился, а он чувство вины испытывает. По поводу камеры пыток - но это уже перебор! В коровнике, когда он в кирасе и мы помним, как лихо с ней обращается, было более жестко, чем здесь, намного. Второе размышление. У Голон Анжелика прямо перед этой ночью вспоминает, как Деревянный Зад ей говорил, чтобы она не позволяла Никола сломать ее волю, и она примеряет эту фразу к маркизу. Так вот и у меня его цель - сломать волю, подчинить, а не заизнасиловать. Угроза занаказывать - декларируемая, а на самом деле ему нужно, чтобы она спасовала и отступилась - уехала в Париж, потом, чтобы слушалась его - как он ей в романе обещал, будете лизать мне руки. А она сопротивляется, не позволяя ему подчинить себя - что на мой взгляд канон и тут уже пасует он (потому что на самом деле он - после брачной ночи и на трезвянку - уже не может причинить ей сильную боль). Еще у Голон было - в нем боролись два человека - один благородный, второй злой, ненавидящий... (по памяти тоже пишу цитаты). Поэтому у меня - он борется сам с собой, даже наказывая ее - "благородство не давало ему продолжать, а гордость - отступить". И еще соображение. У Голон Филипп говорит Анжелике дважды, что выдрессирует ее (как собак своих) и будет делать это до тех пор пока она не перестанет гордо вскидывать голову, дерзко отвечать и т.д. - т.е. пока не сломит ее волю. И в фанфике тоже самое - заявляется дрессировка с целью сломить ее волю. Как-то так. Сумбурно, но надеюсь, меня можно понять. А о количестве раз я, может быть, и вправду убрала бы.. П.С. по поводу оффтопа - терпи, друг, всякому испытанию приходит конец.

Psihey: Ariadna пишет: Идея Лувуа Давай, Дневничок в теме о Дневничке обсуждать, а? Заменить Тюренна на Лувуа - не проблема. Я еще подумаю, как бы посмешнее про Лувуа - поросенок, откормленный трюфелями,) ну посмотрим. У меня не про всё получается написать так, как хочется. Манера потом изменится, потому что любовь Люсьена подвергается испытаниям и трансформируется. П.С. А тебе кто в окружении Фили понравился в Дневничке?



полная версия страницы