Форум » Творчество читателей » Лето в Плесси 1667 г. (Анжелика и Филипп). Часть 5 » Ответить

Лето в Плесси 1667 г. (Анжелика и Филипп). Часть 5

Psihey: Первая часть:click here Вторая часть: click here Третья часть: click here Четвертая часть: click here

Ответов - 222, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 All

Psihey: Olga пишет: дети приложатся Еще нарожаем) Что скажете о гневе (в теме о дневничке)?

Psihey: Я вся в футболе) Но вот чем хочу поделиться. Тренер сборной Марокко - француз Эрве Ренар - осенью будет 50 лет, но как красив! Блондин с голубыми глазами. Иллюстрация того, как выглядел бы Филипп, если бы не был убит и дожил до 50.

Psihey: Фотография мало что передает. Надо смотреть в движении - глаз не отвести


Xena: Psihey , великолепен! Аристократическое лицо. так что в 50 Филипп будет еще да и женщина в 46 еще ягодка вполне. Они бы очень хорошо смотрелись))) как раз фантазировала, что Фил где-то переходя порог шестого десятка погибнет))

Xena: Я только молодых фото не нашла. https://ibb.co/bV1Luy Какой профиль! Как в книги - орлиный?

Psihey: Xena пишет: Я только молодых фото не нашла. Он не очень известным футболистом был, видимо, по-этому фото молодых не найти. А как в тренеры пошел - оценили) И что важно - он не отфотошопенный всякими ботоксами и пр., естественно постаревший. Тело то же, согласитесь, для 50 лет

Xena: Psihey пишет: И что важно - он не отфотошопенный всякими ботоксами и пр., естественно постаревший. Согласна, выглядит просто отлично. Красавчик! Вот точно лицо французского аристократа 17 века. Профиль https://ibb.co/eF2vmd А глаза какие яркие, молодые! Вот точно Филипп))

Olga: Psihey, какой интересный Филипп получается из этого тренера! Дас ист фантастиш! Посмотрела видео с ним, где он своих подопечных гоняет - блеск. Вот какая польза от чемпионата мира по футболу. В футболе можно найти то, что нужно для околоанжеликиных дел. Эрве Ренар мне чем-то Шона Бина напоминает, но тот англосакс, а этот такой француз-француз. Хорош.

Psihey: Olga пишет: Эрве Ренар мне чем-то Шона Бина напоминает, но тот англосакс, а этот такой француз-француз Я видела, что его с Костер-Вальдао (Джейме Ланистер из ИП) сравнивают, который датчанин, но и с Шоном Бином можно) Мне это и понравилось, что Ренар - именно француз с аристократичной внешностью. Olga пишет: Посмотрела видео с ним, где он своих подопечных гоняет - блеск. А мне нравилось, как он застывал в позах задумчивости у скамейки запасных в этой его фирменной белой рубашке. Эх! В кинематограф ему надо, а он африканский футбол поднимает.

Olga: Psihey пишет: В кинематограф ему надо, а он африканский футбол поднимает. Да, Алену Делону пришлось бы подвинуться на пьедестале. Как там с фанфиком? Футбол уже к концу подходит.

Psihey: Olga, футбол забрал все время;) но фан-фик пишется))

Olga: Psihey, ну вот и кончился мундиаль! Отличный был праздник. Я на Антуана Гризманна засмотрелась. Что-то Филовское мне в нем почудилось. Особенно, когда он сравнивался с красивой девочкой в юности (что-то детское в лице Гризмана есть), и когда о Филиппе говорилось, что глядя на него никто не поверил бы, что он может оторвать лепестки у маргаритки, а тем более вести в бой войска или выйти с ножем на волка. Правда Гризманн роста среднего, в отличие от Филиппа. Отбываю на отдых, если будет интернет, то смогу заходить. Фанфик очень жду.

Psihey: Olga, а мне английский Кейн нравился (внешне);)) Отличного отдыха! Я сама на море уже. Обещаю, в начале августа, как вернусь, начать публиковать Лето

Psihey: Готовлю к переизданию Лето Оказывается, у меня с самого начала путаница. В главе Ключ от спальни, охотницей за маршалом числится замужняя дама - де Субиз (которая в то время примерная жена и мать). Потом, я что-то попутала и Анжелика милостиво простила м-ль де Бриенн. Так вот - оба варианта ни к черту. После такого скандала, Филиппа просто обязан был вызвать на дуэль супруг/брат. Нужна вдова! Принимаются подходящие кандидатуры - довольно молодая, не дурнушка и не праведная.

Psihey: Вот этот отрывок хотела показать. Стиль и повторяющиеся слова еще подправлю Убедительная просьба, если кто-то будет использовать эти идеи, делать ссылку на то, откуда они взяты. Спасибо за понимание. - Филипп вообще не говорит со мной, Молин. Я так и не смогла подобрать к нему ключ, - с грустью ответила она. Эконом поднял на нее внимательный взгляд: - Напротив, мадам. Мне кажется, что Вы на верном пути, и, если Вы позволите мне высказаться, я бы рекомендовал Вам не останавливаться на достигнутом. Вы уже завладели его помыслами. Анжелика опешив от столь откровенного начала, не сдержала своего недовольства: - Ах, вот как Вы это называете?! Завладеть помыслами? Ваши советы, господин Молин, и так слишком дорого мне стоили! Взять хотя бы требование консумации! Сколько раз я кусала себе локти, раскаиваясь в этом, но было поздно! - Вы не извлекли из моего скромного предложения выгод? – вкрадчиво осведомился интендант, словно речь шла о торговой сделке. - Нет, не извлекла. Скорее я получила кучу неприятностей по Вашей вине! - Я очень огорчен, мадам. Ведь этот пункт защищал, прежде всего, Вас. Анжелика вспыхнула, но, на удивление, не рассердилась. Ни с кем, разве что с Дегре, она не могла говорить столь откровенно. - Давайте начистоту, Молин. Ни что не унизило Филиппа так, как требование консумации брака. Не будь его, маркиз отнесся к некоторому принуждению с моей стороны почти как к докучливой обязанности, не более. И только необходимость лечь со мной в постель довела его до белого каления. До сих пор удивляюсь, как он не убил меня в ту ночь. Гугенот со вздохом смирения опустился на другую скамью, напротив нее: - Но ведь не убил. Видя протест молодой женщины, он сделал успокаивающий жест, и продолжил: – Послушайте, Анжелика, я знаю Вас с детства и буду с Вами честен. Этот пункт спасал месье дю Плесси от еще большего унижения, и, как следствие, озлобления против Вас, что могло повлечь поистине опасные последствия для Вашей свободы или даже жизни. - Я Вас не понимаю! – воскликнула она. - Вернемся в то время, - терпеливо продолжал ее собеседник, словно учитель объясняющий урок нерадивому воспитаннику. – Маршал, достигнув тридцатилетнего возраста, был твердо намерен остепениться, удачно женившись. Мадемуазель де Ламуаньон представляла собой весьма выгодную партию, тем более что ее кандидатуру поддерживала мать маркиза. Кроме того, месье Филипп остро нуждался в наследнике. - Я всё это знаю, Молин, - нетерпеливо перебила его Анжелика. - Но очевидно же, что женившись на мне, пусть и не по доброй воле, он получал ровно столько же – те же деньги, супружеская постель, и тот же наследник! - Совершенно неочевидно, мадам. Вы не ставили вопрос так. Вы хотели его имя и титул в обмен на деньги и ларец. Торговая сделка. Больше ничего! - Но остальное подразумевалось! - Вовсе нет, мадам. Задумывались ли Вы, например, как месье дю Плесси, после Вашего с ним обращения, мог оказаться в Вашей постели? Не говоря уже о том, чтобы заговорить с Вами о ребенке? Анжелика невольно зарделась, но все же ответила: - Он мог бы обратиться ко мне, к тому же … - То есть, выступить в роли просителя, не так ли? – живо перебил он, и глаза старого гугенота вспыхнули из-за стекол очков. - Вы забываете, мадам, с кем имеете дело – он маршал Франции, представитель старейшей дворянской фамилии. Вы предлагаете поступиться гордостью человеку, уже достаточно униженному необходимостью жениться на женщине, скрывающейся под выдуманным именем и имеющей двоих детей. Анжелика отвела взгляд, внутренне негодуя, она не могла не признать резонность его аргументов. - Итак, - продолжал управляющий, - месье дю Плесси оказывался связанным с Вами, униженным и, к тому же, лишенным возможности получить вожделенного наследника, не потеряв лицо. Вы не представляете всего того несчастья, которое могло бы случиться с Вами, мадам, окажись Вы и вправду в такой ситуации. И помолчав, закончил: - Будучи вынужден исполнять пункт о консумации брака, месье маркиз хоть и был взбешен еще одним принуждением с Вашей стороны, но получал возможность навещать супружескую спальню в любое время, причем по Вашей же просьбе (?). Вы сами шли к нему в руки. Маркиза, нервно перебирая складки платья, обдумывала услышанное. - Вы – ловкий политик, господин Молин. И, хотя злоба маркиза превзошла все мои ожидания, я склонна поверить сейчас, что Вы предложили мне наилучший выход из положения. - Вы – умная женщина, мадам. На это я и рассчитывал. Вы оказались в весьма щекотливой ситуации, но с честью вышли из нее. - Что же мне делать теперь? – доверчиво спросила она, словно снова превратившись в маленькую Маркизу Ангелов, со страхом взирающую на расчетливого эконома. Молин посмотрел на нее по-отечески теплым взглядом: - Постарайтесь поскупиться своей гордостью, мадам. Хоть это и не просто. Я уже говорил Вам, что считаю идею вашего с месье Филиппом брака удачной. Вы оба упрямы, горды и привыкли владеть ситуацией. Но для обоюдной выгоды, кто-то из вас должен сделать первый шаг. Будьте великодушны, мадам. И, поклонившись ей, он вышел.



полная версия страницы