Форум » Творчество читателей » Лето в Плесси 1667 г. (Анжелика и Филипп). Часть 5 » Ответить

Лето в Плесси 1667 г. (Анжелика и Филипп). Часть 5

Psihey: Первая часть:click here Вторая часть: click here Третья часть: click here Четвертая часть: click here

Ответов - 222, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 All

Psihey: Olga, а я не так поняла. Думала, как прообраз отношений главных героев друг к другу и к детям.

Olga: Psihey пишет: прообраз отношений главных героев друг к другу Это возможно. Особенно со стороны героя к героине.

Xena: Psihey пишет: Анжелика не такая мать (возможно что-то похожее могло быть для Фло), но это не плохо, и это не означает, что она не любила своих детей - нет. Просто другая. Такой матерью для них была скорее Барба. Такой матерью Анжелика стала только Онорине и близнецам. Она стала такой, когда обрела семью. Если судить только по отрывку то вот вам: "Она подняла детей. Она брала их на руки и качала, одного за другим, чтобы они спокойно проснулись. Она целовала их свежие щечки, их волосы, она обожала их слабость и невинность, свет их глаз и их улыбок, их маленьких изящных тел. «Вы — утешение мира! Вы — сокровище моей жизни! — шептала она. — Вы — оправдание наших боев…» Она приласкала их, спела каждому тихонько куплет из песенки, покачала и рассадила у стола. Потом она налила в миску похлебки и стала кормить каждого с ложечки, словно птенцов. Это стало ритуалом. — Вы тоже принадлежите к нашему племени, малыши де Пейрак! Глядя на близнецов, которым было уже два с половиной года и которые уверенно заняли свое место в этом мире, она вспомнила их первый гнев, когда они выразили недовольство появлением отца де Марвиля. Может быть, им не понравился его голос?.. А, может, просто кормилицы не вовремя их накормили?"


Xena: Psihey пишет: С одной стороны Голон словами Дегре говорит, что после победы Анжелики, она бы стала смертельно скучать в его обществе. Тогда чего же 13 томов то писать, Дегре все и так сказал:)) мне бы желательно, чтобы автор не только сказал устами дегре, но рассказал и показал. Вот тогда я поверю. Филипп на мой взгляд был быстренько принесен в жертву сюжету. Вы уважаете канон? Я тоже уважаю! Со мной часто бывает, что мне нравится персонаж, но он умирает и я говорю: "да, так и должно было случиться." Упомяну опять Унесенных, потому что Анжелику часто с ними сравнивают: уж сколько их потом пытались соединить, даже книга и сериал качественный по этой книге вышел. А я вот, при том что я сопереживаю героям, при том, что они меня трогают, не вижу другого финала, как тот, что у Митчелл. Мало того, я сторонник того, что эти отношения законченны раз и навсегда. Это пример того, что сюжетная линия доведена до конца и конец этот исчерпывающий, несмотря на открытый финал. В Анжелике я этого не вижу, если брать плоскость мини-сюжета Анжелика/Филипп, а не всего произведения, где смерть Филиппа закономерна. Я веду к тому, что вопрос этой пары для меня остался незакрытым.

Psihey: Xena, ну это уже когда было - в конце американской серии! Больше 10 лет прошло. А в обсуждаемое время совсем она не такая мать. В конце американской вообще размытие характеров происходит - никого не узнать. Разве что Молин неизменен.

Xena: Я бы сказала, что дело не во времени а в обстоятельствах. Вот Онорину она любила и ласкала вне зависимости от обстоятельств, потому что испытывала глубокое чувство вины не только перед ней, но и как бы перед другими детьми. которых она не долюбила. Флоримона она любила и ласкала, но тогда она была молоденькая и ее мир заполнял Пейрак, у нее была семья, то к чему она вобщем-то и стремилась. Вот Кантору ласки почти не доставалось. Он родился в очень сложный период, когда Анжеликой владело либо отчуждение, либо заботы о хлебе насущном. Кроме того, если Флоримон сам требовал ласки, Кантор был другого нрава. А Шарль-Анри для Анжелики вовсе как насмешка над ее рухнувшими надеждами вновь обрести семейное счастье. Что делал Филипп? Он ее презирал, он ранил ее, бросал ей вызов. Какое тут может быть материнство? Шарлю-Анри не везло: мать то находилась в депрессии, то боролась, потом она узнала что Пейрак жив и сын стал живым воплощением ее глупости. Вот так он прошел мимо ее любви и когда она только начала к нему раскрываться, он умер. Но мы же говорим о гипотетической ситуации. Если бы с Филиппом все наладилось и сложилась бы семья, почему бы Анжелика не полюбила бы сына и последующих детей от маркиза? Почему бы она не стала ласкать их? Ведь и Онорина и близнецы как раз подтверждают, что дело то не в характере, а в обстоятельствах.

Psihey: Xena, по-моему дело в самих детях. Она их по-разному любила. Фло она любила всегда. После неудачного покушения, вообще на руки схватила как младенца - а он уже младший подросток! Может, не потеряй она всех детей, как ей казалось в Мятеже, то, и не полюбила бы Онорину...

Olga: Psihey пишет: не потеряй она всех детей, как ей казалось в Мятеже, то, и не полюбила бы Онорину... Да, это сыграло свою роль. Плюс своя вина перед ней (что хотела аборт сделать, потом в приют отдала). Но и все ее остальные дети, включая и близнецов, были кем-то, что-то имели. Дети графа де Пейрака, сын маркиза дю Плесси, крестник короля, у них было место в обществе, пусть даже потерянное, как у Фло и Кантора одно время, а у Онорины не было ничего изначально. Она никто и не нужна никому. Она отверженная. Для Анж это очень существенно. С моей точки зрения, это ключевой момент в ее материнских чувствах.

Psihey: Здесь спрошу, ибо так или иначе тема дуэли с Пегиленом всплывает в Лете (тем более, он в гостях). Помните, после дуэли, Филипп приезжает к жене в 6 утра и Фиалка торжественно несет 2 шпаги. Чья вторая? Ну не Лозена же, да? Кстати, я к жене заеду, шпагу не одолжите? И при этом они должны были очень торопиться к Анжелике, потому что прямо за ними вслед приезжает Кавуа с приказом об аресте, успев уже арестовать Лозена. По логике получается так, что они дрались поздно вечером в Фонтенбло (после того, как их разняли, видимо), причем не тайно - Кавуа получает приказ о т короля их арестовать, и Филипп успел умчатся в Париж к жене, а Лозена арестовали. Потом Кавуа бросается в погоню и находит Филиппа методом исключения у жены в отеле. Или всё было не так?

Olga: Psihey пишет: Чья вторая? Ну не Лозена же, да? Я думала Лозена. А чья еще? Но почему он свою шпагу бросил, не знаю. Предполагаю, что Лозена взяли на месте дуэли. Филипп из-за раны попросил отсрочку, шпаги подобрал его слуга. Дуэль разве не на рассвете была?

Psihey: Olga пишет: Предполагаю, что Лозена взяли на месте дуэли. Ф Нет, так не получится, потому что в 6 утра Филипп еще не знает, как решен вопрос с этикетом - касательно ареста дуэлянтов. И не знает, что Лозен арестован - спрашивает у Кавуа, когда тот появляется в Ботрейи. Значит Лозена повязали не сразу после дуэли. Я так поняла. И, если дрались на рассвете, то значит оба вернулись в Париж предварительно, т.е. в ночи. И что - по этому случаю все пустыри инспектировал Кавуа с мушкетерами, их искал? Тоже нелепица. Да и как разъяренный Лозен мог отдать / бросить где-то свою шпагу?? Он мог отдать ее только тому, кто от имени короля его арестовывает. Нет, дрались они в Фонтенбло. Вся история произошла же ближе к ночи - кучер Анжелики еще отказывался ехать в ночи. Значит, в самом замке они дрались, не во дворе же (в ночи-то). И сколько нужно времени, чтобы домчать до Парижа из Фонтенбло по тем временам? Если в 6 утра Филипп уже в Париже весь в крови. По современным дорогам на машине час с небольшим, а по тем дорогам, без дорожного освещения и в карете - часа 2,5-3 или больше?

Psihey: Ольга! Я вам ЛС написала, посмотрите, плиз.

Olga: Psihey пишет: вам ЛС написала, посмотрите, плиз. Нет ничего. Psihey пишет: Филипп еще не знает, как решен вопрос с этикетом - касательно ареста дуэлянтов Точно. Значит арестовали Лозена не при Филиппе. Но дрались, я думала, не вечером. Это до утра Филипп бы уже кровью истек. К тому же их наверняка сразу держали под присмотром, чтоб чего не натворили. Мне кажется, все же это было очень рано утром, пока все спят, и Филипп сразу после дуэли приказал себя везти к жене в Париж. Дуэль была в Фонтенбло несомненно. С другой стороны, Фонтенбло от Парижа далековато. Но ведь и Анж быстро добралась в Париж. Так что и Филипп мог. Как Лозен бросил свою шпагу, не знаю. Что ж ттгда получается, либо Филипп ходил с двумя шпагами, либо Лозен бежал с места дуэли, так спешно, что про шпагу позабыл? Боялся ареста? Вряд ли. Может думал, что убил его и был так потрясен. Они ж типа друзья с юношества.

Psihey: Olga пишет: Нет ничего. Чудеса! Отправила еще раз. Форум подвисает, из-за этого, наверное

Psihey: Olga пишет: Точно. Значит арестовали Лозена не при Филиппе. Но дрались, я думала, не вечером. Это до утра Филипп бы уже кровью истек. К тому же их наверняка сразу держали под присмотром, чтоб чего не натворили. Мне кажется, все же это было очень рано утром, пока все спят, и Филипп сразу после дуэли приказал себя везти к жене в Париж. Дуэль была в Фонтенбло несомненно. С другой стороны, Фонтенбло от Парижа далековато. Но ведь и Анж быстро добралась в Париж. Так что и Филипп мог. Как Лозен бросил свою шпагу, не знаю. Что ж ттгда получается, либо Филипп ходил с двумя шпагами, либо Лозен бежал с места дуэли, так спешно, что про шпагу позабыл? Боялся ареста? Вряд ли. Может думал, что убил его и был так потрясен. Они ж типа друзья с юношества. А загадка, действительно, да! Со временем еще ладно - наверное, с рассветом дрались, действительно. И часа за 2-2,5 Филипп догнал до Парижа (кареты могли до 45-50 км/ч скорость развивать). А с арестом - может быть Лозен бежал (испугался, что убил или ! что тяжело ранил - сначала рога наставил, опозорил, а потом еще и это), но кто-то же их видел, получается или Лозен повинился в дуэли? И тогда его арестовали, а за Филиппом выехал Кавуа - сначала к нему домой, наверное, а потом, не найдя его там - к жене.



полная версия страницы