Форум » Новая версия "Анжелики" » Война в кружевах: разбор полетов » Ответить

Война в кружевах: разбор полетов

Psihey: Предлагаю обсуждать здесь странности и несостыковки в 7 томе новой версии

Ответов - 301, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 All

bobrikoid : наконец-то купила кружавчатый.... том. Чего-то КСД пожалело нормальной бумаги. предыдущие у меня качеством получше.

Мария-Антуанетта: bobrikoid пишет: наконец-то купила кружавчатый.... том. Чего-то КСД пожалело нормальной бумаги. предыдущие у меня качеством получше. bobrikoid как прочтете, обязательно напишите отзыв!

Psihey: Мария-Антуанетта пишет: Ну, блин, прямо хоронят заживо. по сути дела - да.

zoreana: bobrikoid пишет: предыдущие у меня качеством получше. Если считаете качество хуже предыдущих. то следующий на туалетной бумаге точно выйдет. Мария-Антуанетта пишет: Ты знаешь, а в старом оригинале тоже это было, только переводчик (или редактор) зменили это слово на"пожилой", а тут уж конкретно возраст указали... пожилой пожилому рознь. Но эти высказывания нисколечко не красят.Мария-Антуанетта пишет: Я вот завтра книгу куплю и обещаю отсканировать некоторые из интересных сцен, и выложить, т.к набирать долго, а так.. уважьте мое любопытство.

Psihey: Хм... Мальбран в новой версии именуется не иначе как Мальбран-Удар-Шпагой:)

bobrikoid : Обязательно! пока дочитала до разговора с Кольбером. Чес говоря перевод кривоват. Как-то не по-русски....

Psihey: zoreana пишет: уважьте мое любопытство. цитата из которой мы можем заключить, что Анж считает гибель мужа самоубийством. Это она рыдает в палатке. *** А. повторяла себе, что такого просто не может быть, но в то же время знала, что эта гибель была неотвратимой (?). А она даже не могла прижать его голову к сердцу, последний раз ласковым, материнским жестом коснуться бледного холодного лба, не знавшего нежности, поцеловать навсегда закрытые веки с длинными ресницами и тихо прошептать: "Я любила тебя ... Ты был первым, кто заставил трепетать мое юное сердце". <...> Почему его больше нет? Почему он ушел? "С дыханием ветра", - как говорила Нинон. С обжигающим и беспощадным дыханием ветра войны. Зачем он так рисковал? Нарочный и граф де Лозен, описывая его гибель, говорили одинаково (не по-русски), и сейчас А. вспомнила их слова. Она чуть приподнялась и прошептала: - Филипп, зачем ты это сделал? *** кстати, она переходит на "ты" только после его смерти

Мария-Антуанетта: Psihey пишет: кстати, она переходит на "ты" только после его смерти ага... а он переходит на "ты", когда помогает ей при родах, хотя так ни разу ее по имени и не называет... другой раз задумываешься...знает ли он вообще как зовут его жену?...потом вроде бы подумаю, что знает, ведь священник на свадьбе ее имя произносил , но она постоянно по имени Ф. называет...по поводу и без:))

Psihey: Psihey пишет: знала, что эта гибель была неотвратимой. я обратила внимание на эту фразу. Т.е. в новой версии Анж считает, что такой финал был неизбежен?

Мария-Антуанетта: zoreana пишет: уважьте мое любопытство. Итак любовная сцена перд отъездом Ф. в армию: Она вошла без стука. Он спал обнаженный, растянувшись поперек кровати. Тяжелое кружевное покрывало почти соскользнуло на пол, открыв мускулистую грудь, которая в мягком свете казалась гладкой, словно мраморной. Сон изменил eго лицо. Короткие вьющиеся волосы, обычно спрятанные под париком, длинные ресницы, чувственные губы, — все это придавало Филиппу невинность и строгость, какую можно встретить лишь у греческих статуй. Голова склонилась к плечу, руки раскинуты в стороны — он казался совсем беззащитным. Анжелика остановилась у подножия кровати и задержала дыхание, чтобы лучше рассмотреть мужа. При виде подобной красоты ее сердце сжалось. Кое-что она заметила впервые: тонкая золотая цепочка с маленьким детским крестиком обнимает шею гладиатора, родинка на левой груди, многочисленные шрамы — напоминание о войнах и дуэлях. Она положила свою руку на сердце спящего, чтобы почувствовать его удары. Филипп пошевельнулся, и тогда Анжелика выскользнула из пеньюара и легла рядом с ним. Горячее тело здорового мужчины, прикосновение его атласной кожи пьянили ее. Она принялась целовать его губы, приподняла тяжелую голову, чтобы прижать ее к груди. Он подался вперед и в полусне взглянул на нее. —Какая красивая, — прошептал Филипп и, как голодный ребенок, потянулся ртом к близкой груди. Но почти в ту же секунду отпрянул и зло посмотрел на жену. —Вы?.. Здесь?! Какая, наглость! Какая... —Я пришла попрощаться с вами, Филипп, попрощаться так, как я умею это делать. —- Женщина должна смиренно ожидать мужа в своей спальне, а не предлагать ему себя. Убирайтесь вон! Он схватил Анжелику и попытался столкнуть с постели, но она вцепилась в его руку, тихо умоляя: —- Филипп! Филипп, не гоните меня! Разрешите провести эту ночь с вами. —Нет. Он с яростью выдернул руку, но Анжелика вновь схватилась за нее: она была достаточно искушенной женщиной, чтобы догадаться, что ее присутствие не так уж отвратительно супругу. — Филипп, я люблю вас... Позвольте мне остаться в ваших Объятиях! - Зачем вы сюда пришли, черт подери? - Вы это отлично знаете. - Бесстыжая! Разве у вас мало любовников, чтобы удовлетворить вашу ненасытную страсть? -Нет. У меня нет любовников. У меня есть только вы. А вы собираетесь уехать на несколько месяцев! -Значит, вам не хватает только этого, маленькая шлюха. В вас не больше достоинства, чем в течной суке! Филипп еще долго бранился, обзывая Анжелику всяческими неприличными словами, но больше не отталкивал ее, и она прижималась к мужу все крепче, слушая гадкие оскорбления, как нежные признания в любви. Наконец, он глубоко вздохнул, схватил жену за волосы и откинул ее голову назад. Она улыбнулась и посмотрела ему прямо в глаза. В ее взгляде не было страха. Она никогда не боялась. И это сломило его сопротивление. Филипп выругался в последний раз и нашел ее губы. Они занимались любовью в полной тишине, и Филипп втайне боялся оказаться не на высоте. Но страсть Анжелики, почти наная радость, которую она испытывала в его руках, ее ловкость и мастерство влюбленной женщины, безропотная готовность доставить ему удовольствие развеяли его сомнения. Крошечная искра разгорелась, превратилась в бушующее пламя и выжгла все дурые мысли Филиппа. Его глухой крик, выдавший силу пережитого наслаждения, наполнил сердце Анжелики гордостью. Он ни в чем не признался. Память об обидах, скрытой горечи, о недоверии о войне, столкнувшей их, была еще слишком свежа. Он все еще пытался лгать. Он не желал ее приласкать. И когда Анжелика легла рядом с ним, окутанная вуалью длинных волос, грубо сказал: — Убирайтесь вон! Она снова повиновалась с искренней и ласковой покорностью, которая вызвала в душе Филиппа желание то ли ударить ее, то покрыть поцелуями. Он сжал зубы, борясь с разочарованием, возникшим от ее ухода, с желанием задержать ее, оставить рассвета, качать на руках, прятать в тепле собственного телаа, как прячут маленького дрожащего и сонного зверька. Безумие! Пустяки. Опасная слабость. Скоро ветер сражений и свист ядер рассеют это наваждение!

Psihey: "маленький, дрожащий и сонный зверек" - это прекрасный образ ГГ. я еще в первый раз отметила:)))

Psihey: Мария-Антуанетта пишет: Они занимались любовью в полной тишине, и Филипп втайне боялся оказаться не на высоте. и построение этой фразы какое-то.... как первое связано со вторым?

Psihey: Начинается эта сцена, кстати, с того, как Анж рыдает у себя в комнате "слезами бессилия, слезами отчаяния" и думает: - Я никогда не пойму этого мальчишку! Никогда не добьюсь своего (признания в любви?) и в новом переводе нет ни "открыл глаза", ни "проснулся" - т.е. как-то странно

Psihey: здесь есть еще одно чудное слово: "пошевельнулся" на с. 325. По-моему, это шедевр

Filippe: zoreana пишет: С 50летним мужиком, меня просто сразило наповал. что с 50-летним мужиком?



полная версия страницы